Рекламные ссылки

Опросы

История какой команды вам наиболее интересна?

Реклама

Главная arrow Статьи arrow Статьи от А. Вартаняна arrow ФУТБОЛ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ
ФУТБОЛ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ PDF Печать E-mail

Текст от Акселя Вартаняна о футболе в блокадном Ленинграде

27 января 1944 года в Ленинграде прогремел салют в ознаменование окончательного освобождения города от блокады, которая продолжалась 872 дня. О тяжелой доле ленинградских футболистов, разделенной с жителями прекрасного, величественного города, и блокадных матчах – отрывки из рассказа Акселя ВАРТАНЯНА о футболе в годы войны.

ПЕРВЫЕ ПОТЕРИ

С приближением немцев к городу, динамовцев вызвали в областное управление НКВД и предложили эвакуироваться. Согласились шестеро: Василенко, Лемешев, Забелин, Ошенков, Быков и Виктор Федоров переехали в Казань и в течение двух лет активно играли в футбол в местных командах.

Во внутренние войска подались Валентин и Александр Федоровы, Алов, Сазонов, Сычев. Остальные добровольно отправились в воинские части защищать город. Орешкин командовал сторожевым торпедным катером в Кронштадте, Набутов – бронекатером на Невской Дубровке, Викторов был замполитруком в Красном Бору, Архангельский – в разведке, связист Улитин служил в Шлиссельбурге...

Осенью динамовцы понесли первые потери. В ноябре во время артобстрела Петр Сычев, пытаясь спасти растерявшуюся старушку, подбежал к ней в тот момент, когда рядом разорвался вражеский снаряд... Сложили головы действовавшие и бывшие ленинградские футболисты Шапковский, Николаев, вратарь Кузьминский, пропустивший 22 мая 1936 года первый гол советских чемпионатов, Шелагины – Борис, Валентин и Евгений, – тот самый, отметившийся в 38-м (впервые в СССР) пятью забитыми мячами в одном матче.

27 августа 1944 года. Москва. ЦДКА - "Зенит" - 1:2. В конце лета ленинградцы сделали роскошнейший подарок своим болельщикам и городу, пережившему блокаду, - привезли Кубок СССР на берега Невы. Фото Российский государственный архив кинофотодокументов
27 августа 1944 года. Москва. ЦДКА - "Зенит" - 1:2. В конце лета ленинградцы сделали роскошнейший подарок своим болельщикам и городу, пережившему блокаду, - привезли Кубок СССР на берега Невы. Фото Российский государственный архив кинофотодокументов

ОМСК

Вскоре после начала войны в Омск эвакуировали завод "Прогресс". Там трудились и ленинградские футболисты, поигравшие в советском первенстве на высшем уровне, – Денисов, Белов, Топталов, Ларионов, Цвилих... Последуем за ними и мы ради одного, еще мало кому известного 18-летнего парня. Звали его Всеволод Бобров.

Оказался он в Омске вместе с семьей. Отец устроил его на завод "Прогресс". Там осваивал юноша профессию слесаря-инструментальщика. Работа тяжелая, многочасовая, отнимала много сил. Единственная отдушина – футбол. Там же, на заводском дворе, ребята разбили площадку и гоняли после работы мяч. Об играх на большом футбольном поле осенью 41-го Бобров ни словом не обмолвился.

Низкий поклон "Омской правде", чуть приоткрывшей завесу. В годы войны истощались не только люди. Главная в этом промышленном городе газета похудела вдвое: объем ее с четырех страниц сократился до двух. Первая – посвящалась событиям военным, вторая – трудовым подвигам в тылу. В этой невероятной тесноте редактор умудрялся находить место и для футбола. Благодаря его стараниям стало мне известно, что в середине сентября 1941 года разыгрывался Кубок Омска с участием восьми команд. Завод "Прогресс" представляли две. В первую входили только что названные мастера союзного масштаба вместе с дилетантами, во вторую – молодняк, в их числе – Сева Бобров.

ПЕРВЫЕ ГОЛЫ ВЕЛИКОГО ФОРВАРДА

В первом же матче молодежь проиграла омскому "Спартаку" – 2:3. У побежденных оба гола забил Бобров. Единственная фамилия, упомянутая в микроскопическом отчете. Впечатлил юноша журналиста. Особенно понравился ему первый гол, забитый на 10-й минуте "красивым ударом". В утешительном матче омского "Динамо" со вторым составом "Прогресса" зрители стали свидетелями грандиозного фейерверка, устроенного обеими командами: основное время – 6:6, общий итог – 12:7 в пользу рабочих.

Отчет о матче подписал в "Омской правде" 26 сентября 1941 года широко известный футбольной публике московский журналист Юрий Ваньят. Работал он в это время корреспондентом "Красного спорта" в Западной Сибири. Среди 19 мячей выделил два, забитых Бобровым. Сколько их всего было? По прошествии нескольких десятков лет Ваньят вспоминал: "Поле после дождя грязное, вязкое. Мяч быстро набухает, а другого для замены нет... "Динамо" – опытная команда, в ее составе несколько игроков из Москвы и Ленинграда. А "Прогресс-2" – зеленая молодежь... Очень запомнился мне нападающий, игравший на левом фланге. Стройный, широкоплечий, худощавый, с задорно вздернутым носом и аккуратной челкой на лбу – он чувствовал себя на этом "ватер-поле" буквально как рыба в воде. Хитроумно расправлялся с тяжеловесными защитниками "Динамо" и из самых разных положений забивал один гол за другим. Всего их оказалось, кажется, семь!"

1940-е годы, В атаке Всеволод БОБРОВ. Фото Олег НЕЕЛОВ
1940-е годы. В атаке Всеволод БОБРОВ. Фото Олег НЕЕЛОВ

В СБОРНОЙ ОМСКА

На следующий год Бобров уже в первой команде "Прогресса". В матче открытия футбольного сезона в Омске с теми же динамовцами (3:3) он забил все три мяча. Его фамилия впервые появилась в центральной прессе. "В первом тайме "Прогресс" выиграл со счетом 3:0, причем все три гола забил Бобров", - писал "Красный спорт" 19 мая 1942 года. Его тут же включают в сборную Омска. В дебютном матче, выигранном сборной, он имел хорошую прессу ("инициатор ряда хитроумных комбинаций") и забил победный гол "близко подойдя к воротам". Подозреваю, автор стал свидетелем прорыва Боброва, самого страшного его оружия вкупе с мощными и точными ударами, воспетого Евгением Евтушенко.

В чемпионате Омска "Прогресс" с Бобровым громит всех подряд: 3:0, 8:0, 12:0... Шесть побед в шести матчах. Всего за два тура до окончания Боброва призывают в армию и готовят к отправке на фронт. Так он лишился первого чемпионского титула, пусть и на местном, городском уровне. Без своего лидера команда проиграла две оставшиеся встречи и скатилась на вторую позицию.

Благодаря счастливой случайности Бобров остался в городе, был направлен в военное училище и продолжал играть в футбол. В составе сборной Омска встречался с командами Свердловска и Челябинска. Челябинцев (за них играли известные харьковские футболисты и несколько ленинградцев) омичи разгромили – 7:2. Четыре гола забил Бобров...

Сестрорецкий самородок уже в младые лета стал заметной фигурой, способной решать судьбы отдельных матчей и турниров. Причем в противоборстве с успевшими понюхать пороху в большом футболе, харьковчанами, ленинградцами, москвичами, среди которых не отметил известных в довоенные годы столичных игроков Зайцева, торпедовского центрфорварда Синякова и других.

Надеюсь, приведенные здесь факты из жизни и творчества Мастера заинтересуют поклонников его таланта, будущих биографов, когда вновь возродится интерес к нашей истории (в этом у меня нет ни малейших сомнений), и тех, кто еще трепетно относится к ней сегодня.

СПАСИБО Александру ГАВРИЛИНУ

Матчей в блокадные годы сыграно в Ленинграде немало. Проводились товарищеские встречи, первенство и Кубок города преимущественно с участием команд воинских частей. В 43-м даже юношеский турнир организовали. Но в сознании народном сохранился один, тот самый, обросший легендами: ленинградское "Динамо" в присутствии многочисленных зрителей обыграло то ли воинскую часть, то ли заводскую команду. Где-то рядом рвались снаряды, осколки залетали на трибуны и на поле, но полуголодные, истощенные люди довели игру до конца. Репортаж слушали жители города и солдаты двух армий на передовой.

На протяжении десятков лет в различных изданиях публиковались воспоминания участников, путанные, противоречивые. Из них следовало – динамовцы провели не один – несколько матчей. Сколько? По сей день ведутся по этому поводу дискуссии.

Ленинградский справочник "70 футбольных лет" (издан в 1970 году) в перечне товарищеских встреч за 1942 год указал с участием "Динамо" три: 6 мая со сборной Ленинградского гарнизона (7:3), 31 мая и 7 июня с Н-ским заводом (6:0 и 2:2). Первый и третий судил Николай Усов, второй – Павел Павлов. В газетных подшивках за 1942 год, ленинградских и центральных, из перечисленных упомянуты два последних. Вот что писали о майском: "31 V в Ленинграде был первый в этом сезоне спортивный день. Проводились соревнования по легкой атлетике, показательные выступления мастеров спорта, состоялся первый футбольный матч, В товарищеском матче встретились команды Н-ского завода и "Динамо". Игра прошла в живом, энергичном темпе и закончилась со счетом 6:0 в пользу "Динамо" ("Ленинградская правда" от 2 июня). Там же помещен снимок фотокора ТАСС Б.Васютинского: на фоне барачного типа здания за невысоким забором – игровой момент. Зрителей не видно. Может, в кадр не попали?

3 июня более подробно, с описанием нескольких забитых мячей, рассказала об этой игре "Смена". Не обошли ее вниманием и центральные газеты – "Комсомольская правда", "Красный спорт". Соперники, счет, все совпадает.

Кто скрывался в команде под шифром "Н-ский завод", рассказал в "Неделе" (№ 21 за 1987 год) капитан "Зенита" Александр Зябликов: "Проблем с комплектованием команды у меня было побольше, чем у динамовцев. Пришлось собирать игроков из "Спартака" и других городских команд. Некоторые включенные в состав так и не вышли на поле, настолько обессилили от голода. Мы, как известно, потерпели поражение 0:6, но не огорчались, а радовались. Это была победа силы духа... А после матча договорились с динамовцами о реванше. Он состоялся, помнится, 7 июня, счет – 2:2...

Был в ленинградском "Динамо" свой историограф – Александр Алексеевич Гаврилин. Его дневники сохранили для истории сведения о блокадных матчах, благодаря им мы можем точно назвать составы команд".

Поблагодарим и мы Александра Гаврилина, оставившего нам бесценные записи, технические отчеты о двух исторических матчах:

"31 мая. "Динамо" – "Н-ский завод" – 6:0.

"Динамо": Набутов, Атюшин, Иванов, Орешкин, Вал.Федоров, Алов, Сазонов, Улитин, Ал.Федоров, Викторов, Московцев.

"Н-ский завод" (в интерпретации Зябликова – "Городская сборная"): Куренков, Фесенко, Г.Медведев, Мишук, Зябликов, Лебедев, Горелкин, Н.Смирнов, И.Смирнов, Горбачев, Лосев.

Судья П.Павлов.

7 июня. "Динамо" – "Н-ский завод" – 2:2.

"Динамо": Гаврилин, Атюшин, Титов, Орешкин, Вал.Федоров, Московцев, Сазонов, Ал.Федоров, Алов, Викторов, Иванов.

"Н-ский завод": Попугаев, Г.Медведев, Фесенко, Зябликов, Лебедев, Куренков, Горелкин, И.Смирнов, Абрамов, Н.Смирнов, Конин.

Судья – Н.Усов".

В общем, встречались ослабленные "Динамо" и "Зенит". "Зенитчики" на майскую игру даже вратарем обзавестись не успели и поставили в ворота защитника Куренкова. Этим и объясняется разгромный счет. Через неделю Куренков занял привычное место, а на главном посту – вратарь малоизвестный, но руками играл все же лучше, чем ногами. Потому и счет иной.

Сопоставляя воспоминания футболистов, сложно однозначно воссоздать реальную картину в деталях.

1944 год. Товарищеская встреча в Ленинграде между местным "Динамо" и московским "Локомотивом".
1944 год. Товарищеская встреча в Ленинграде между местным "Динамо" и московским "Локомотивом".

АРТОБСТРЕЛ

В какой игре рвались рядом с полем снаряды? Прервал или прекратил арбитр игру? Ответы разнятся. Александр Зябликов уверен – 31 мая: "Первый тайм не дал результата, а в начале второй половины игры район стадиона был подвергнут обстрелу. Один из вражеских снарядов угодил в угол поля. Пал Палыч (Павлов – судья встречи. – Прим. А.В.) далсвисток, и все игроки и человек 300 – 350 зрителей – выпускников командирских курсов... направились в бомбоубежище внутри Вороньей горы.

А вот после этого "антракта" мы уже устоять против динамовских атак не смогли и в конце концов проиграли довольно крупно – 0:6" ("Спортивная неделя Ленинграда" № 22, 28 мая 1976 года).

По утверждению других футболистов, обстреливали играющих 7 июня. Один из них, Валентин Федоров, пояснил: "Перед вторым матчем была отпечатана афиша, извещавшая о нем, потому, считаю, обстрел не был случайным" ("Ленинградская спортивная неделя" № 2, 8 января 1971 года). Там же в подтверждение сказанного приводится строка из дневника Гаврилина: "Игра прервана артобстрелом".

Еще два небольших фрагмента на тему: "Где-то рядом засвистели вражеские снаряды. Футболисты в нерешительности остановились, судья матча заслуженный мастер спорта майор Н.Усов вышел на центр поля и спокойным, но громким голосом объявил: "Товарищи! Обстреливается не наш район. Матч продолжается!" ("Комсомольская правда от 10 января 1974 года). Через 12 дней в "Советском спорте" в материале Олега Сокурова "Футбол под обстрелом" эту версию подтвердил первоисточник – Николай Усов: "Я и не собирался прекращать матч. Даже если бы обстрел усилился. Даже если бы вышел из строя кто-то из игроков. Мы выполняли боевую задачу, поставленную штабом фронта". Слова арбитра вызывают двоякое чувство. С одной стороны, вариантов у него не было – майор Красной армии обязан выполнять приказ штабного начальства. С другой – имел ли он моральное право рисковать жизнью 22 футболистов и сотен зрителей?

ОДИН "ВЕЧНЫЙ" ИЛИ ДВА НОВЫХ

Перед игрой, по словам Валентина Федорова, тренировались два раза в неделю. После тренировок отправлялись в свои воинские части: "Скоро единственный мяч износился до дыр. Нашли старика-сапожника, который, из сбитых подметок солдатских сапог сшил "вечный" мяч".

Рассказ Алова, который по поручению Федорова обегал в поисках мяча весь город: "Спортивные организации на замке – все на фронте. Магазины – так те заколоченые еще крепче. В инфизкульте у лефтгафовцев – тишина. Сторож: говорит: "Вчера последний отряд студентов направлен за линию фронта". Пойдем, говорю, в кладовую. Он поглядел на мою милицейскую форму и... выдал из кладовой два мяча. Новых, от мирной жизни еще".

Итак, один залатанный, "вечный" или два новых? Не исключаю, что и то и другое, если только речь шла о разных играх.

1945 год. Состав ленинградского "Зенита". Фото Архив семьи Волковых.
1945 год. Состав ленинградского "Зенита". Фото Архив семьи Волковых.

"НЕ ЖИЗНЬ, А МАЛИНА"

Продолжительность матчей обычная – два тайма по 45 минут. Поначалу были сомнения, хватит ли сил. Хватило. Правда, в перерыве, опасаясь, что не смогут подняться, не садились. Как пополняли водный запас? Мнения расходятся. По словам Евгения Улитина, пили воду. "Даже фронтовых ста грамм выпить было нельзя", - сокрушался Валентин Федоров. Есть и другие сведения: "Врач дал всем выпить по сто граммов малинового экстракта", - писала "Комсомольская правда" 10 января 1984 года и привела реакцию значительно повеселевшего Валентина Васильевича: "Не жизнь, а малина".

Не станем копаться в деталях, попытаемся лучше ответить на главный вопрос: сколько все же сыграно матчей и когда состоялся первый? Может, все-таки 6 мая? Не плод ведь он фантазии авторов справочника. Перебирая многочисленные публикации на эту тему, обратил внимание на одну из ранних, помещенную во втором номере журнала "Физкультура и спорт" за 1963 год. Содержится в ней рассказ капитана НКВД Виктора Павловича Бычкова (в популярном в советское время кинофильме "Дело Румянцева" он играл роль полковника милиции). Предварю его небольшим отступлением.

ПАРТИЯ БЛИЦ

В апреле 42-го после безуспешных попыток взять город штурмом гитлеровская пропаганда предприняла психологическую атаку. Для поднятия духа своих солдат немцы отпечатали иллюстрированную газету с крупным заголовком "ЛЕНИНГРАД – ГОРОД МЕРТВЫХ", напичканную многочисленными фотографиями разрушенных домов, лежащих на улицах трупов... Примерно в то же время на город сбросили листовки аналогичного содержания.

С подачи партийных организаций командование Ленинградского фронта сделало ответный ход.

5 мая капитана Виктора Бычкова срочно вызвали с района Пулковских высот, когда он готовился к выполнению боевой операции. В штабе перед ним поставили задачу в кратчайшие сроки организовать футбольный матч. На все про все отпустили меньше суток. На его недоуменные вопросы генерал ответил: "Ты хочешь сказать, что ты голоден, измотан и еле стоишь на ногах. Что вся команда "Динамо", мягко говоря, "не в форме", не в состоянии и четверти часа играть по-настоящему... Знаю. Но надо играть. В высоком темпе, без пауз. Матч будет передаваться по радио. Голос комментатора будет за писан на пленку, реакция болельщиков – тоже... Задание играть в футбол именно сейчас – не каприз начальства. Это приказ. Эта игра даст нам, может быть, больше, чем бой". На недоуменный вопрос Бычкова ("А кто будет играть?") генерал ответил:

– Все футболисты, которых разыщем.

Это была шахматная партия в темпе блиц. В апреле немцы пытались убедить своих солдат в том, что Ленинград мертв, наше командование торопилось сделать ответный ход. Учитывая идеологическую, политическую значимость матча, тянуть не имело смысла. Время поджимало: наша "шахматная команда" играла на флажке.

Вновь передаю слово Бычкову: "Судил самый именитый и авторитетный в довоенные годы арбитр Николай Усов. По его свистку ровно в 14.00, как и намечалось, началась игра... На стадионе собралось более двух тысяч человек. Партийные и советские организации города собрали людей, свободных от работы и способных двигаться, погрузили на машины и повезли на стадион".

Играли два полновесных тайма по 45 минут. Выиграли мастера – 7:3. Репортаж о матче вели на русском языке – тренер динамовцев Михаил Окунь, на немецком – австрийские коммунисты Фриц и Анна Фукс. На следующий день машины с мощными усилителями появились на линии фронта, и солдаты воюющих армий слушали его в записи. Об обстреле Бычков не упоминает. "Немцам об игре ничего не было известно. Позже, узнав о проведении футбольных матчей в осажденном городе, гитлеровцы стали бомбить и обстреливать стадион", - писал Бычков.

Капитан НКВД не одинок. И динамовский вратарь Виктор Набутов уверен – играли 6 мая, судил Усов. Соперники те же: "Динамо" – Ленинградский гарнизон ("Советский спорт" от 8 мая 1967 года). Интервью с Валентином Федоровым публиковались на протяжении многих лет неоднократно. В одном из самых ранних, в 60-е годы, сомнений у него не возникало: матч состоялся 6 мая. Позже он от первоначальных показаний отказался, подозреваю, под нажимом извне.

Возьму на себя труд аргументировать их позицию.

ОРГАНИЗАТОРЫ

И Бычков, и Валентин Федоров утверждают – именно им была поручена организация матча. Оба правы. Бычков, ограниченный во времени, указывал на 6 мая.

Федоров же пишет о двухразовых в неделю тренировках перед первым матчем, значит, имел в виду игру 31 мая, которая открывала летний сезон в Ленинграде. Рассказывали они о разных матчах. Это подтвердил и Валентин Семенов, зав. отделом спорта "Вечернего Ленинграда". Обстоятельно рассказав об игре 6 мая, он писал: "А потом к играм подключились и другие команды". В качестве примера привел встречу 31 мая "Динамо" с Н-ским заводом. Все сходится.

1944 год. Защитник "Зенита" Иван КУРЕНКОВ. Фото Архив семьи Волковых.
1944 год. Капитан "Зенита" Иван КУРЕНКОВ. Фото Архив семьи Волковых.

СОСТАВЫ

Гаврилин записал составы команд, игравших 31 мая и 7 июня. В их достоверности сомневаться не приходится. А Бычков называл Евгения Архангельского (игрока в довоенные годы яркого, классного, он очень быстро стал популярен и узнаваем) и столь же известных Шореца и Викторова. Так что спутать их ни с кем он не мог. Участие их в игре 6 мая подтверждают и другие источники. Отсутствие названных футболистов (включая Бычкова) в дневнике летописца – еще один аргумент в пользу состоявшегося 6 мая матча. Придется в связи с этим ответить на неизбежный вопрос: тогда почему он не нашел отражения в тетради Гаврилина? Точного ответа сегодня, наверное, не знает никто. Выскажу предположение. Встречу готовили спешно и тайно. Руководство не было заинтересовано в преждевременной утечке информации за линию фронта, чтобы не вызывать огонь на себя. Главная задача – организовать репортаж под шум трибун, для чего, мы уже об этом знаем, партийные органы (пользуюсь их терминологией) "обеспечили явку" более двух тысяч человек. Их тайно на машинах привезли на стадион. Значит, по всей вероятности, на игре Гаврилина не было, а восстановить составы ему не удалось.

СОПЕРНИКИ, СЧЕТ

Все, кто играл 31 мая и 7 июня, соперником "Динамо" называют Н-ский завод. Счет – 6:0 (иногда 6:1 и даже 9:0) и 2:2. Никто из них не упоминал Балтфлот и результат 7:3, на чем настаивал непосредственный организатор и игрок армейской команды Бычков. Опять-таки речь шла о разных играх. Еще одно свидетельство в пользу его версии.

Да и какие могут быть основания не верить капитану. Работники органов безопасности обладали крепкой, надежной, цепкой памятью. Вспоминал он о майском матче 42-го через 20 лет, будучи в здравом уме и светлой памяти. Вряд ли мог что-то напутать, разве что в мелочах.

Чтобы не утомлять читателя, не стану копать дальше. Деталей, нюансов множество. На эту тему исследование научное написать можно, но в другом месте и в другое время. Здесь и сейчас скажу только: выстроенная логическая цепочка с большой долей вероятности позволяет заключить: данные справочника, скорее всего, верны – ленинградское "Динамо" провело в мае – июне 1942 года три встречи.

Кому-то высказанная версия может казаться правдоподобной, кому-то нет. Я ее не навязывал, а просто порассуждал вслух.

1945 ГОД. Чемпионат СССР. "Зенит" - ЦДКА. Григорий ФЕДОТОВ (с мячом) и Иван КУРЕНКОВ (в центре). Фото Российский государственный архив кинофотодокументов
1945 год. Чемпионат СССР. "Зенит" - ЦДКА. Григорий ФЕДОТОВ (с мячом) и Иван КУРЕНКОВ (в центре). Фото Российский государственный архив кинофотодокументов

НА МОРАЛЬНО-ВОЛЕВЫХ

Но что бесспорно и не подвергается сомнению, так это мужество, героизм, самоотверженность полуголодных, истощенных длительным недоеданием футболистов.

Правда, к этому времени трижды увеличили продуктовые нормы. Солдатский паек весил уже до 800 граммов. Футболистам к обычному пайку добавляли 50 г крупы, по 25 – сахара и масла. Всего-то. Каково им было на поле, обессиленным, нетренированным? Отвечает Валентин Федоров: "Привычное поле казалось странно большим, а ноги – чужими. Помню, у Орешкина срезался мяч и покатился к лицевой. Я рванулся на перехват, всего пять шагов надо сделать. Сколько раз догонял такие мячи, но тогда..." Рассказывает Виктор Набутов: "Я посмотрел на своих товарищей. Бледные, осунувшиеся, взволнованные лица. Все тщательно выбриты и подстрижены. Это было законом – на матч выходить, как на праздник. И сейчас тоже был праздник. Только не знал я, хватит ли у товарищей сил доиграть матч до конца. Нам предложили сыграть два тайма по 30 минут. Перед началом собрались в кружок и сказали друг другу: "Давайте сыграем в настоящий футбол, так, чтобы было что вспомнить".

Начинался блокадный футбол тяжело. Старались играть мелкими передачами, чтобы сберечь силы до конца. Мяч попал в защитника команды балтийско-флотского экипажа Михайлова – и он упал. К нему подбежали товарищи. Он недовольно сказал: "Чепуха, сам встану". Ему не пасовали мяч, давали возможность отдышаться. Но Михайлов подошел к своему капитану, что-то сердито сказал и вскоре со счастливым лицом погнал мяч вперед".

Но ведь доиграли, более того по ходу в скорости прибавляли, в темпе! Особенно тяжело пришлось с непривычки в первом матче. Вновь обращаюсь к Бычкову: "Вечером футболисты лежала пластом, не в силах двинуть ни рукой, ни ногой, слушали репортаж: о матче, записанный на пленку, и удивлялись, откуда взялись силы, чтобы выдержать такой темп игры в течение 90 минут".

Немцам, да только ли им, этого не понять. На такое способны только русские парни. Играли для людей голодных, измученных, полуживых, вселяли в них веру и надежду.

В трагические военные годы футбол выжил и помогал выжить людям. Как же можно убивать его в наше сытое, мирное время!

 
След. »