Опросы

История какой команды вам наиболее интересна?

Реклама

1936 год. Часть 3.

Продолжение второй статьи о чемпионатах CCCР от Акселя Вартаняна

ПОЛОЖЕНИЕ ИЗ 8 ПУНКТОВ

     Блуждая по архивным лабиринтам, приходится порой действовать методом тыка. Результат зависит от состояния духа госпожи удачи или личных с ней отношений. В любимчиках у нее не хожу, но расположение к своей скромной персоне, случается, испытываю. Нет-нет да одарит своенравная, капризная особа щедро - полагаю, за настырность и терпение. Вот взяла и наградила затерявшимся в одном из бесчисленных закутков золотником - Положением о первом союзном первенстве. Полноту счастья испытываешь, разделив его с близкими по духу и интересам. Охотно делюсь с читателями "СЭ" даром судьбы. Текст документа с комментарием к нему и заполнят щедро отпущенное нам газетное пространство.

"ПОЛОЖЕНИЕ

О первенстве СССР по футболу в 1936 году

     1. Первенство СССР по футболу разыгрывается отдельно - весеннее - с 24 мая и осеннее - с 30 августа по круговой системе в 3 группах (А, Б, В) между следующими командами: Группа "А": московские команды "Динамо", "Спартак", ЦДКА, "Локомотив"; ленинградские "Динамо" и "Красная заря", "Динамо" Киев; Группа "Б": "Динамо" Днепропетровск, "Динамо" Тифлис, Завод им. Сталина Москва, "Сталинец" Москва, "Динамо" Харьков, "Спартак" Ленинград, Завод им. Сталина Ленинград, Серп и молот Москва; Группа "В": "Строители" Баку, "Локомотив" Тифлис, "Локомотив" Киев, "Динамо" Казань, "Динамо" Одесса, "Динамо" Ростов, "Угольщики" Сталино, "Спартак" Харьков.

     2. Каждая из перечисленных организаций не позже 19 мая с.г. представляет через местный СФК на утверждение в ВСФК СССР состав своей команды в количестве не более 22 и не менее 15 игроков в каждой. В дальнейшем изменение состава игроков команды может быть только с разрешения ВСФК СССР в каждом отдельном случае.

     Примечание: 1. После утверждения ВСФК СССР состава команды игроки этой команды в течение года (с 1 января по 1 января) не имеют права переходить в другую организацию. 2. В случаях неполного комплекта команды при подаче основной заявки дозаявки могут быть поданы только до 15 июня с.г.

     3. В случае выигрыша команда получает 3 очка, при ничьей - 2, поражении - 1, неявке или отказе от игры - 0 очков. Команда, набравшая большее количество очков в группе "А", считается весенним или осенним чемпионом СССР по футболу 1936 г. При равенстве очков двух команд первенство между ними решается игрой до результата. При равенстве очков 3 или более команд - первенство считается разыгранным, но звание чемпиона не присуждается.

     По группам "Б" и "В" победителем считается команда, также набравшая большее количество очков. По окончании весеннего первенства устраиваются дополнительные переходные игры между командами, занявшими в соседних группах первые и последние места.

     Переходные игры проходят до результата.

     Команде, занявшей последнее место в группе "В" весеннего первенства, может быть дана квалификационная игра с одной из команд - участниц розыгрыша Кубка СССР по усмотрению ВСФК.

     4. Каждая команда, на поле которой происходит встреча, обязана иметь поле международного размера, т.е. длиной от 100 до 110 мтр. и шириной от 65 до 75 мтр., две раздевалки для игроков и комнату для судей. В перерыве игры игрокам и судьям должен быть предоставлен охлажденный чай или отварная вода. После игры игрокам и судье должна быть предоставлена возможность принять душ.

     5. Команда - чемпион СССР получает переходящий приз ВСФК СССР, и все участники команды премируются.

     6. Соревнования проводятся судейской коллегией, назначаемой ВСФК СССР. Состав Главной судейской коллегии: главный судья - тов. Савостьянов И.И., зам. главн.судьи - тов. Блях и Михельсон, судьи - Быстров, Корнеев, Сельцов, Щелчков, секретарь - Хайдин.

     Игры на первенство СССР проводятся судьями только по назначению Главной судейской коллегии.

     Протесты на игры подаются судье, проводившему матч, не позднее чем через 24 часа по окончании матча с одновременным телеграфным извещением главного судьи по адресу: Москва, Всесовфизкульт, или по телефону 1-58-15 или 3-96-57.

     7. Материальные взаиморасчеты. Организация, принимающая команду, предоставляет общежитие и местный транспорт команде приезжающей и судье. Все расходы, связанные с выездом команды, несет командирующая организация.

     Организация принимающая отчисляет в пользу организации принимаемой команды 40% валового сбора с матча, оставляя в своем распоряжении 60% валового сбора.

     Все денежные расчеты ведутся только между организациями безналичным расчетом. Организация принимающей команды обязана составить акт о количестве проданных билетов на матч и общей стоимости их и за подписью представителей двух команд и судьи вручает один экземпляр акта представителю принимаемой команды, другой экземпляр - судье и третий оставляет у себя.

     В случае срыва игры ответственность несет организация, по вине которой произошел этот срыв, и последняя обязана возместить все расходы, вызванные этим срывом.

     Проход на соревнования первенства СССР по футболу должен быть платным, цена билета от 1 и не дороже 5 рублей. Исключение из этого правила, кроме цены билета, допускается только с согласия обеих сторон.

     8. Организации, участвующие в календаре, никаких денежных расчетов с судьями, командируемыми ВСФК, не ведут, кроме предоставления гостиницы и местного транспорта.

     Судьи материально целиком обеспечиваются ВСФК СССР.

     Все участвующие организации вносят в кассу ВСФК СССР при подаче заявок по 2000 рублей за каждую команду.

     Игроки и представители команд при выезде в другие города на календарную встречу имеют право:

     а) получить в своей организации суточные за время всей командировки в размере 10 рублей в сутки;

     б) питание из расчета 30 рублей в сутки;

     в) железнодорожный проезд.

     Зам. председателя спор.-технического
комитета ВСФК при ЦИК СССР:

     (К. Морарь).

     14 мая 1936г."

     В начале документа - резолюция: "Утвердить. Председатель ВСФК при ЦИК СССР

     (В.Н.Манцев) 16 мая 1936г.".

НЕИЗМЕННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

     Документ стал итогом мучительной, нервной двухмесячной работы деятелей ВСФК. Единственное, что на протяжении нескольких предстартовых месяцев оставалось неизменным, так это постоянные изменения - в системе розыгрыша, количестве участников, составе групп...

     Объяснить кажущиеся на первый взгляд судорожными, непоследовательными, противоречивыми телодвижения авторов Положения несложно. В процессе работы им приходилось вести тяжелую неравную борьбу с численно превосходящим ополчением снизу и внимательно прислушиваться к рекомендациям (читай, распоряжениям) сверху от придавленных огромной властью товарищей.

     Сказанное здесь при отсутствии конкретных фактов не более чем версия. Но, смею утверждать, весьма правдоподобная. Обнаруженные мною документы под грифом "Секретно" за 40 - 50-е и последующие годы свидетельствуют о бесцеремонном вмешательстве членов политбюро компартии во все сферы футбольной жизни страны, включая структуру чемпионата, количество участников, спасение неудачников, перемещения игроков, переносы матчей. Надо полагать, подобная практика существовала и в довоенные годы. Кое-что и за этот период удалось откопать.

     Пункт первый Положения - по составам групп - в комментариях вроде бы не нуждается. Не скажите.

НА ТРОИХ

     Задача со многими неизвестными в комплектовании участников весеннего первенства решалась при наличии четких критериев, здравого смысла, логики, чувства справедливости легко. К тому же было от чего отталкиваться: в чемпионате СССР 1935 года среди сборных шести городов команды расположились в таком порядке: 1. Москва, 2. Ленинград, 3. Харьков, 4. Киев, 5. Баку, 6. Тифлис. Что тут мудрить? Подобрали по два-три лучших клуба от городов-призеров, по одному - от замыкающей тройки - и турнир из 10 - 12 команд со взаимными визитами готов. Но в те годы даже столь облегченные по нынешним меркам турниры были весьма обременительны - и в организационном плане, и в материальном исчислении - как для устроителей, так и для участников. Потому и ограничились однокруговым турниром с семью командами. Кому и где играть - решал жребий.

     С группой "А" особых проблем не возникло. Сформировали ее из призеров 1935 года в геометрической прогрессии: от Украины - одна команда, Ленинграда - две, Москвы - четыре. Вроде бы по делу. Помарочка все же вышла - законное место Харькова отдали стоявшему за его спиной Киеву (между тем во внутриукраинских разборках и тех и других обошел Днепропетровск). Видимо, решили разыграть первенство между тремя русскими столицами. Приоритет политический над спортивным (и прочими другими) был при советской власти неоспорим.

НАШ ПАРОВОЗ, ВПЕРЕД ЛЕТИ!

     Не все сложилось гладко и при подборе московских команд, хотя и здесь имелись четкие ориентиры: итоги двух чемпионатов столицы 1935 года - весеннего и осеннего. Весной первую тройку сформировали сильнейшие в Москве и области "Динамо" и "Спартак" и несколько уступающий им ЦДКА. Осенью в отсутствие лидеров (ведущие игроки этих клубов в составе сборной отправились на очередное рандеву с турками) армейцы стали чемпионами. На последнюю от Москвы квоту претендовали два рабочих коллектива - автозаводцы (Завод имени Сталина) и металлурги ("Серп и молот"). Предпочтение отдали... железнодорожникам - "Локомотиву" то есть, у которого молоко еще на губах не обсохло. Родился в январе 36-го, и на момент прописки в группе "А" ему пяти месяцев не исполнилось. За какие такие заслуги поощрили грудного младенца? Непосвященным объясняю - анкета уж больно была хороша: пролетарское происхождение, например. Но самый сильный пункт - "родители". Точнее, отец. Папой был сам Лазарь Моисеевич Каганович, член Политбюро ЦК ВКП(б), "железный нарком" (его и в самом деле так называли) и вообще особа, приближенная к "императору".

     12 января, в день именин, младенца приветствовали еще неистребленные зам. председателя Совнаркома СССР Влас Яковлевич Чубарь, председатель ВСФК Василий Николаевич Манцев, первый секретарь ЦК ВЛКСМ Александр Васильевич Косырев. В небольшом послании последнего содержались такие строки: "Уверен, что уже в ближайшее время "Локомотив" займет ведущее место среди других спортивных обществ Союза и будет достойным своего организатора, лучшего соратника друга физкультурников великого Сталина - Лазаря Моисеевича Кагановича".

     Передовицу "Красного спорта", посвященную рождению "Локомотива", завершало оптимистично-утопическое пожелание: "Локомотив" должен быть лучшей спортивной организацией великой железнодорожной державы - СССР". Сказку сделал былью через неполных семь десятков лет Юрий Павлович Семин. Правда, в другом царстве-государстве.

     В честь именинника вмиг песню физкультурников-железнодорожников состряпали. Нот не имею, текстом перегружать вас не стану, а фрагмент припева продекламирую:

     "Мы слышим сталинский

     призыв -

     Вперед!

     Открыты семафоры.

     И наш родной локомотив

     Идет,

     Снося преграды, - в гору!"

     Кто же посмел бы закрыть семафоры ведомому железным наркомом локомотиву. Так и пошел, "снося преграды, - в гору". Даже пятый пункт (единственно серьезный изъян в анкете) препятствием на стремительном продвижении сосунка в элитную группу не стал.

     Переходя к группам рангом ниже, замечу, что помимо Харькова ущемили и Баку. Стоявший за ним по итогам 1935 года Тифлис поместили в группу "Б", бакинцев - этажом ниже. Харьков за явную к нему несправедливость получил компенсацию - в весеннем первенстве предоставили ему три места: "Динамо" - в группе "Б", "Спартаку" - в "В", команду тракторного завода включили в наспех сколоченную группу "Г". На финише одной команды недосчитались - "Динамо" после трех туров с дистанции сняли.

     В общем, разыграли чемпионат на троих - Москва, Ленинград, Киев. Без Киева первенство огромного, могучего Советского Союза свелось бы к традиционному матчу двух городов - Москвы и Петербурга (Петрограда, Ленинграда), только на клубном уровне.

ЗАБАСТОВКА НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ-I

     В примечании ко второму параграфу затронут один из самых животрепещущих и больных вопросов в истории отечественного футбола. Инструкции о переходах - ровесники советских чемпионатов. Плодились они из года в год, обрастая с каждым разом неимоверным количеством параграфов, пунктов, подпунктов и примечаний к ним. Обилие ограничений не мешало заинтересованным сторонам беспрепятственно миновать бумажные препоны. Самая первая оказалась самой лаконичной и, мягко выражаясь, бестолковой. Запрет переходить из одной команды в другую с 1 января по 1 января следующего года не оставлял ни малейшего зазора. Куда проще и честнее было заявить: переходы запрещены! И баста.

     Нелепость инструкции была очевидна, и уже со следующего года футболистам позволили менять клуб в течение месяца, с 15 ноября по 15 декабря. Но и в 36-м лазейка оставалась.

     Любое постановление обретает юридическую силу с момента оглашения. В данном случае - с середины мая. Следовательно, до того команды имели право пополняться игроками из других организаций. Коллектив Московской окружной железной дороги перед началом чемпионата пригласил к себе "рабочих" двух крупнейших столичных заводов - Михаила Жукова и Николая Ильина, изъявивших желание ради участия в сильнейшей группе переквалифицироваться в железнодорожников. Шума эта история наделала немало.

     На 6 мая намечалось первое явление любимого чада Лазаря Моисеевича (наплодил он "детей" видимо-невидимо во многих промышленных городах, союзных и областных центрах) московской публике в товарищеском матче с ЦДКА. Намечалось. И тут же сорвалось. О ЧП на стадионе "Сталинец" взахлеб рассказывали все центральные газеты. Отдаю предпочтение главному партийному органу, ибо каждое произнесенное им слово воспринималось как руководство к действию и без последствий остаться не могло: "5 мая президиум Московского совета физкультуры вынес решение: запретить футболисту команды "Серп и Молот" Николаю Ильину и футболисту "ЗИС" Жукову переход в общество "Локомотив". Кроме того, Н.Ильину как дезорганизатору производства было запрещено выступать в сезоне 1936 года.

     Несмотря на это, команда "Локомотив" вчера вышла на поле, имея в своем составе Ильина и Жукова. Через минуту после начала матча судья предложил Ильину и Жукову покинуть поле. Тогда вся команда "Локомотив" демонстративно оставила поле, провожаемая возмущенными возгласами зрителей. Недисциплинированность команды "Локомотив" выявилась на первом же ее выступлении в Москве" ("Правда" от 7 мая 1936 года).

     Через три дня "Правда" вновь напомнила о скандале в Черкизове:

 
« Пред.   След. »