Опросы

История какой команды вам наиболее интересна?

Реклама

1936 год. Часть 4.

Продолжение третьей статьи о чемпионатах CCCР от Акселя Вартаняна

"ОБ ИНЦИДЕНТЕ НА СТАДИОНЕ "СТАЛИНЕЦ"

     Самовольный уход футбольной команды спортивного общества "Локомотив" с поля стадиона "Сталинец" обсуждался на президиуме Московского совета физкультуры (МСФК). Президиум признал, что команда "Локомотив" нарушила спортивную дисциплину, и отметил недопустимость включения в состав команды футболистов Н.Ильина и Жукова, переход которых в общество "Локомотив" являлся прямым нарушением постановления ЦК ВЛКСМ И ВСФК СССР.

     Недопустимое поведение футбольной команды было также предметом специального обсуждения оргбюро общества "Локомотив". Оргбюро наложило строгие взыскания на лиц, допустивших самовольный уход команды с поля. Состав ее будет пересмотрен.

     Вчера около 500 членов общества "Локомотив" собралось, чтобы обсудить инцидент на стадионе "Сталинец". С большой речью выступил председатель оргбюро "Локомотива" тов. Кишкин.

     Поведение команды, которая была обязана подчиниться требованию судьи и заменить Н. Ильина и Жукова запасными игроками, подверглось строгой критике. Все выступавшие на собрании подчеркивали, что физкультурники "Локомотива" загладят поступок своих футболистов и упорной тренировкой, организованностью и дисциплиной добьются первенства в советском физкультурном движении".

     Прокурорский тон выступления газеты трехдневной давности заметно смягчился. Железнодорожная общественность в семейном кругу осудила нашкодивших, виновные в содеянном раскаялись и поклялись "упорной тренировкой, организованностью и дисциплиной" замолить грехи.

     После публичной порки, да еще в "Правде", у жертвы почти не оставалось шансов на помилование. Единственная возможность получить индульгенцию - публично покаяться. Такую возможность предоставляли - по крайней мере во второй половине 30-х - исключительно редко. "Локомотиву" позволили. Из уважения "к лучшему соратнику лучшего друга физкультурников"? Или под непосредственным его влиянием? Утверждать за неимением прямых улик не смею.

ФИЗКУЛЬТУРА САМОБИЧЕВАНИЯ

     Позволю себе небольшое отступление. Возникший в 30-е годы ритуал публичного самобичевания был широко распространен в эпоху социалистического строительства. Получившие право совершить очистительный обряд могли рассчитывать на снисхождение власти. Каялись грешники на страницах ведущих изданий по строго разработанной кем-то схеме: искреннее признание во всех истинных и мнимых грехах, глубокое осознание содеянного, после чего виновные клятвенно заверяли общественность ничего подобного впредь не совершать. Унизительный обряд пришлось в свое время выполнить Олегу Тимакову, Сергею Сальникову, Николаю Дементьеву, Эдуарду Стрельцову (в ранний период деятельности), Леониду Островскому, Анатолию Банишевскому, Виктору Колотову...

     Пионером же в этой области из когда-либо игравших на высшем уровне стал нападающий ленинградского "Динамо" Борис Шелагин. Его покаянное письмо опубликовала ленинградская газета "Спартак" 30 января 1936 года.

"ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

т. Редактор!

     Я совершил недопустимый для советского физкультурника поступок, выйдя на футбольное поле в нетрезвом состоянии. За это меня совершенно справедливо наказали: руководство "Динамо" исключило из общества, а футбольная секция ЛОСФК дисквалифицировала на 1/2 года. Наказание наложено на меня очень тяжелое, но оно абсолютно верно, так как от мастера нужно требовать многого. В течение всего этого времени я молчал, так как считал, что я как игрок должен перенести наказание за свой поступок. Я не прошу смягчения дисквалификации и сейчас. Пусть все спортсмены получат на мне наглядный урок.

     Руководство "Динамо", исключив меня из числа членов, оставило меня на работе в мастерских и этим самым создало условия, при которых я смог, не отрываясь от родного мне коллектива, в котором я вырос, доказать, что мой проступок был случаен и я могу еще работать. Единственное мое желание сейчас - заслужить честь принятия обратно в родное "Динамо".

     Мое письмо имеет целью рассказать моим товарищам по спорту о том, как тяжело быть исключенным из своего коллектива, что вне коллектива нет полноценной жизни. Дорожите, товарищи, своим коллективом!

     Б. ШЕЛАГИН"

     Текст письма несколько отличается от разработанных в послевоенные годы классических образцов. Шелагин не просит о помиловании, он только надеется "заслужить честь принятия обратно в родное "Динамо". В будущем непременно ознакомлю вас и с творчеством игроков следующих поколений.

ЗАБАСТОВКА НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ-II

     А пока предлагаю дочитать материал "Правды" от 10 мая. Развернув пушку на 180 градусов, она открыла огонь по столичному совету физкультуры: "Печальная история, происшедшая 6 мая на стадионе "Сталинец", не могла бы иметь место, если бы Московский совет физкультуры по-настоящему руководил спортивным движением.

     Решение о запрещении футболисту Ильину выступать в сезоне 1936 года было вынесено МСФК накануне матча - вечером 5 мая, уже после того, как состав команды, включивший этого игрока, был опубликован в спортивной прессе. На стадионе перед игрой дважды объявляли по радио составы команд, причем Н. Ильин и Жуков упоминались в составе "Локомотива". Перед выходом команд на поле т. т. Беляков и Бабаев из Московского совета физкультуры отлично знали, что в составе "Локомотива" будут играть Н. Ильин и Жуков, кстати сказать, участвовавшие с ведома Белякова и Бабаева в параде и эстафете, предшествовавших матчу.

     Только после начала матча работники МСФК спохватились. По их указанию судья матча прервал игру и предложил Ильину удалиться. Как известно, команда "Локомотив" после этого покинула поле.

     О своей роли в инциденте на стадионе "Сталинец" МСФК в принятом постановлении говорит очень глухо. Между тем факты свидетельствуют, что Московский совет физкультуры крайне несерьезно отнесся к организации первых футбольных встреч сезона 1936 года".

     Истинный виновник назван, находившиеся на скамье подсудимых оправданы. Без последствий оставили запрещенный ЦК ВЛКСМ и ВСФК переход в "Локомотив" Жукова и даже "дезорганизатора производства" Ильина. Осталась безнаказанной и команда. Покинув поле, "Локомотив" проявил неуважение к впустую потратившим время и деньги зрителям, бросил вызов общественному мнению, совершил тяжкий политической проступок: отказ от работы на футбольном поле означал забастовку. Что за сим могло последовать, не надо объяснять даже не шибко осведомленным в отечественной истории.

     Не наказали и главного зачинщика "забастовки" - капитана (по совместительству главного тренера) команды Алексея Столярова, по чьему распоряжению игроки и покинули поле.

     Спустя две недели, 22 мая, "забастовщики" в полном составе, с Ильиным, Жуковым и Столяровым, сыграли первый в истории советских чемпионатов матч с ленинградским "Динамо". Словно и не было получившей широкую огласку истории.

     Вскоре аналогичный инцидент случился в Кирове. Шестого июля местная команда принимала сборную Ижевска. В первом тайме судья удалил за грубость защитника гостей Татаринцева. Тот не подчинился. За товарища вступился капитан ижевской команды Смирнов. Не сумев умилостивить арбитра, он увел команду с поля. Через несколько дней сборную Ижевска расформировали. Татаринцева, Смирнова и еще двух футболистов дисквалифицировали. Пожизненно!

     Родину и родителей не выбирают - тут как повезет. Родителем такого калибра, как у "Локомотива", судьба ижевцев не вознаградила.

     Освобождение от постороннего труда футболистов показательных команд в строго очерченном советом физкультуры пространстве вызвало естественное желание у футболистов, оказавшихся за его пределами, границу нарушить. Столь же естественно было желание руководства привилегированных команд пополнить перед предстоящими боями свои подразделения талантливыми, владеющими "оружием" бойцами. Несмотря на взаимное влечение, "брачные союзы" заключались довольно редко. Ситуация сложилась двойственная. Официально, юридически переход из одного коллектива в другой в установленные законом сроки не возбранялся. Однако социалистическая мораль перебежчиков осуждала. Народу объясняли: человек, способный предать свой завод, коллектив, спортивное общество, команду добровольно, а тем паче за соблазнительные "коврижки", может и родину продать.

НОВОЙ ДОРОГОЙ ИДИТЕ, ТОВАРИЩИ!

     Гневные слова обрушил на потенциальных изменников соцотечества председатель Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта, наш старый знакомый Иван Иванович Харченко. В июне 1936 года произошло очередное извержение (точнее, свержение) на вершине спортивной пирамиды. Высший физкультурный орган сменил не только вывеску, босса, "крышу" (Манцев ходил под Михаилом Ивановичем Калининым, председателем ВЦИК, у Харченко "крыша" была покруче - сам Вячеслав Михайлович Молотов, глава СНК, то есть правительства), но и, само собой разумеется, курс.

     ВСФК безвременно скончался в невинном дошкольном возрасте, шести лет от роду. В некрологе говорилось о диагнозе, приведшем к летальному исходу: "Ныне упраздненный Всесоюзный совет физической культуры (ВСФК) при ЦИК СССР не оправдал назначения. Он был оторван от масс физкультурников и плохо помогал развитию спортивного движения в стране. Вместо того, чтобы вовлекать в физкультуру и спорт новые миллионы трудящихся, главным образом колхозную молодежь, ВСФК все свое внимание уделял отдельным чемпионам" ("Правда" от 22.06.36).

     Во время двухлетнего правления Манцева была поставлена задача завоевать мировые вершины в спорте. Музыку заказывала, понятное дело, партия, а председателю ВСФК предназначалась роль главного дирижера многомиллионного физкульторкестра. Он делал что мог. Самых сильных, ловких, быстрых, выносливых Манцев освободил от необходимости вливать свой труд в труд республики и перебросил с огромной строительной площадки на значительно уступающие ей в размерах площадки спортивные. Обеспечил будущих рекордсменов стипендиями, превышающими их прежний заработок. Василий Манцев, мы об этом знаем, покусился на святая святых, лишил футболистов показательных команд любительского статуса, освободив их специальным постановлением от всякой посторонней работы. Такая практика существовала и раньше. В подтверждение приведу довольно любопытный документ - "ОБ ИСКЛЮЧЕНИИ ИЗ РЯДОВ "ДИНАМО" МАСТЕРА СПОРТА СЕРГЕЯ ИВАНОВА":

     "По примеру прошлых лет общество "Динамо" посылает своих футболистов на юг для тренировки к летнему сезону.

     К сожалению, находятся еще такие мастера, для которых серьезная тренировка - пустой звук. К ним относится мастер футбола Сергей Иванов, игравший в свое время в сборной Москвы и до последнего времени в лучшей команде столицы - мастеров "Динамо".

     Тов. Иванов, несмотря на то, что его долго убеждали выехать на юг, несмотря на то, что этого требовал коллектив, категорически отказался от поездки. Тогда Центральный совет вынужден был пойти на крайнюю меру - ИСКЛЮЧИТЬ ЕГО ИЗ ЧЛЕНОВ ОБЩЕСТВА "ДИНАМО" (выделено в тексте. - Прим. А.В.) как спортсмена недисциплинированного, не подчиняющегося распоряжению руководства Центрального совета "Динамо" и игнорирующего волю коллектива.

     Случай с тов. Ивановым должен послужить хорошим уроком для всех мастеров спорта, которые подчас забывают о внутриобщественной дисциплине. Создавая все условия мастерам спорта для их развития, совершенствования и дальнейшего роста, мы в то же время требуем от них образцового поведения. Никому не дано право, и особенно мастерам, подрывать дисциплину.

     Генеральный секретарь Центрального совета общества "Динамо" В. ЛАПИН"

     ("Комсомольская правда" от 14.03.36)

     Человека исключили за то только, что он не желал отрываться на длительное время от основной, не связанной с футболом работы! Заметьте, история эта случилась до подписания председателем ВСФК упомянутого только что постановления.

     Деятельность Манцева признали вредительской со всеми вытекающими отсюда последствиями.

     Широкомасштабную борьбу по вовлечению народных масс в физкультурное движение возглавил Харченко. Впоследствии он разделит участь предшественника: его обвинят во вредительстве, объявят врагом народа и расстреляют. Случится это через год, а пока Харченко еще преисполнен решимости оздоровить этот самый народ, оправдав оказанное ему высокое доверие.

     В тронной речи на собрании актива московских физкультурников Харченко рассказал о новых задачах, стоявших перед физкультурой и спортом, и выявил причины, тормозящие поступательное движение вперед. За словами последовали дела. Новый курс был провозглашен в постановлении Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта СНК Союза ССР от 25 июля 1936 года - "О спортивном календаре 1936 года".

     В нем говорилось о перегруженности календаря соревнованиями, которые "отвлекают внимание физкультурных организаций от важнейшей задачи - развития массовой физкультурной работы в низовых звеньях (кружках и коллективах физкультуры)". Особым распоряжением отменили 13 крупных всесоюзных турниров и спартакиад, запретили всесоюзные и всероссийские соревнования среди ведомств и добровольных обществ без специального на то разрешения комитета и поручили Главной спортивной инспекции составить календарь на 1937 - 1939 годы в соответствии с новыми веяниями.

     Значительное сокращение крупных спортивных соревнований в оставшиеся до конца года пять месяцев явилось первым чувствительным ударом по "рекордомании и чемпионству". Еще до этого постановления отменили введенные ВСФК стипендии ведущим спортсменам, кандидатам в мировые рекордсмены. Между тем задачу покорения мировых спортивных вершин никто не отменял. Призывы к штурму "буржуазных" рекордов, пусть не столь назойливые, как прежде, в центральных газетах все же раздавались.

     Из попытки усесться сразу на двух стульях ничего не вышло. И в скором времени тихо, незаметно для постороннего взора центр тяжести перенесли на один. Стремление стать самой передовой спортивной державой взяло верх. Все вернулось на круги своя. Только без излишней рекламы, упоминания о стипендиях, материальных подпитках, освобождении от работы и прочих "не присущих советскому любительскому спорту" химер. Вещи своими именами назвали через полвека, во время нагрянувшей на страну перестройки.

ХАРЬКОВСКИЕ ИСКУСИТЕЛИ МОСКОВСКИХ ТРЕЗВЕННИКОВ

     При объявленном после свержения Манцева новом курсе в жизни футболистов ничего не изменилось - разве что критики в адрес летунов прибавилось. Хворосту в разгорающийся костер разоблачений добавил новый главком физкультуры. С довольно высокой трибуны Иван Иванович публично выпорол перебежчиков и змеев-искусителей: "Порою наименее устойчивые спортсмены, соблазненные легким заработком, бросают работу на предприятии, бросают занятия в институтах, бросают коллективы, вырастившие их..."

     Тут же последовало несколько раздирающих душу примеров. Прошелся Харченко по игрокам московского "Спартака" Леониду Румянцеву и Николаю Гуляеву, в недалеком будущем - чемпионам страны. Гуляев и кубок в руках подержал. Он первый в СССР сделал "дубль" - выиграл первенство и Кубок в качестве игрока и тренера. (Достижение Гуляева повторил только его одноклубник и ученик Никита Симонян.) Случится это много позже. А в начале пути ребята малость заплутали, пошли налево. Пришлось писать объяснительную: "Две недели тому назад, мы, сагитированные представителями харьковского "Динамо" - вначале футболистом Куликовым, а затем выехавшим по его телеграмме представителем Владимиром Фоминым, уехали в Харьков для выступлений за харьковское "Динамо" по футболу.

     Свой отъезд мы объяснили исключительно тем, что нас в течение нескольких дней и Куликов, и Фомин форменным образом спаивали и пьяными увезли из Москвы.

     Нам всего по 20 лет, мы оба непьющие, и только нашей неопытностью объясняется наш поступок.

     Продумав свой отъезд, мы решили немедленно вернуться в Москву, но отсутствие денег на проезд заставило нас жить в Харькове.

     Сейчас, воспользовавшись приездом в Москву, просим дать нам возможность начать снова занятия в футбольной школе московского "Спартака" и работой над собой искупить свою вину перед обществом за наш легкомысленный поступок".

     Довольно активны и, главное, щедры были горьковские селекционеры (Харченко обозвал их маклерами), пообещавшие ивановским футболистам Бобылеву и Метлину построить коммунизм не в отдаленном светлом будущем, а в смутном настоящем:

     - Работать не будете, а будете только играть. Зарплата 350 - 400 рублей, проездные, командировочные, путевки в дом отдыха.

ВСЕХ НЕ ПЕРЕВЕШАЕТЕ!

     Привилегированных команд, которым Манцев с подачи Николая Старостина позволил кормиться исключительно футболом, было чуть меньше тридцати. Однако нелегально такая практика существовала - и не первый год - во множестве коллективов, разбросанных по всей стране. Ситуация вышла из-под контроля властей. Разоблачительные статьи, время от времени возникавшие на страницах местной и центральной печати, остановить процесс были не в состоянии.

     Запрет комсомола и совета физкультуры обходили без потуг: оформляли футболистов на работу, куда они аккуратно являлись два раза в месяц - за зарплатой. Все остальное время гоняли мяч. Схема, опробованная в 30-е годы, не давала сбоев на протяжении десятков лет. Несколько примеров.

     В Донецке при только что созданной команде "Спартак" организовали школу "по повышению техники и тренировки футболистов", где собранных с бору по сосенке игроков зачислили в студенты. Только за "слушание лекций" (не считая игр) им платили по 300 рублей в месяц.

     Ныне число варягов в российском футболе превзошло разумные пределы. Оказывается, и в те далекие годы, правда, не в таких масштабах и не повсеместно, к помощи иногородцев прибегали. В пределах СССР, разумеется. Если учесть, что территория Советского Союза превосходила размеры нынешней России, выбор и тогда был немалый.

     В ростовский "Буревестник" съехались футболисты Луганска, Сталино, Ижевска, Тифлиса, Москвы... Оформляли их на должности коменданта, секретарей, тренеров тут же при стадионе с зарплатой от 300 до 400 рублей и всевозможных бесплатных услугах. Небольшой отрывок из письма ростовских работодателей московскому футболисту Шлыкову: "Работа по специальности на стадионе с окладом 500 рублей в месяц (не исключено совместительство), бесплатная столовая (завтрак, обед, ужин), бесплатная комната и коммунальные услуги".

     Условия райские - как тут устоишь?!

     Примерно так же и на тех же условиях комплектовались еще два ростовских коллектива - "Спартак" и "Локомотив".

     О трудоустройстве футболистов в Ростове-на-Дону рассказал 19 июля "Красный спорт" в материале "Купи пару футболистов". По прошествии месяца с небольшим последовала реакция: "Центральный совет спортивного общества "Локомотив" при ЦК ж.д. рабочих Юга в связи с этой заметкой произвел расследование, которое целиком подтвердило опубликованные в "Красном спорте" факты. Шатурин и Кожевников сняты с работы и привлекаются к судебной ответственности".

     Столь жесткие карательные меры (дабы другим неповадно было) паники не посеяли. "Всех не перевешаете!" - воскликнул перед казнью известный народоволец. Редкие точечные залпы, пущенные с командных сопок, изменить ситуацию не могли. Как не могли прикрыть еще один нелегальный источник доходов - коммерческие матчи.

     Товарищеские встречи в принципе не возбранялись, но только с ведома физкультруководства. Только материального удовлетворения участникам они не доставляли. Иное дело матчи "левые", несанкционированные.

     На заводе имени Коваля в Сталино такого рода мероприятия поставили на поток. В середине августа заводские футболисты без ведома городского комитета физкультуры зашибали деньгу, и немалую, четыре дня подряд - как только план производственный выполнять успевали? Один из матчей сыграли с гастролирующим по Донбассу бакинским ДКА (Дом Красной армии). Красноармейцы перед игрой запросили по 500 рублей на брата. Пролетарии, сославшись на бедность, предложили 300. Продолжительные переговоры завершились благополучно. Консенсус был найден. Матч состоялся.

     Воронежской команде, обильно разбавленной футболистами Москвы, Константиновки, Тифлиса, Махачкалы, перед встречей с московским "Спартаком" обещали на каждую играющую душу по несколько сот рублей. Отчего не сыграть, коли полуторачасовой доход превышал месячную зарплату?

МАНИ-МАНИ

     В пункте третьем намечена циркуляция между группами. Что из этого вышло? Человек предполагает, Бог располагает. О вмешательстве Создателя в планы физкульторганов - после завершения весеннего первенства.

     Пункт четвертый. Без комментариев.

     Пункт пятый нуждается в конкретизации.

     Денежные премии не ахти какие - по 500 рублей на чемпиона (провинциальные команды в одном только "левом" матче столько зашибали), но все равно приятно. Деньги лишними не бывают. Поощрили не только чемпионов, победителям в группе "Б" по 250 р. на душу положили.

     Хорошая мысля приходит опосля. Мысль о вручении лучшей советской команде еще и переходящего знамени посетила организаторов по завершении весеннего турнира. Проблемы с цветом полотнища возникнут не только у дальтоников. Подробности после вручения.

     Чтобы не отклоняться от генеральной линии, перешагнем через пункт шестой, ибо в двух последних - в центре внимания все тот же воплощенный в советских дензнаках презренный металл: деньги командные, судейские, командировочные, зрительские.

     Чудом сохранившийся в ГАРФ документ иллюстрирует пункт седьмой о материальных взаиморасчетах. Стиль и орфография в документе сохранены.

"АКТ

     Гор. Киев июля 7-го 1936 г. Мы, нижеподписавшиеся, Представитель ленинградской футбольной команды тов. Батырев, представитель Киевской футбольной команды тов. Ячменников, судья тов. Васильев и Начальник финчасти стадиона "Динамо" тов. Ратнер составили настоящий акт в нижеследующем:

     На матч 6 июля 1936 г. Ленинград - Киев "Динамо" продано согласно отчета ст. билетной кассирши тов. Волощенко от 7.VII - 36 г. билетов 11 220 на сумму 40 806 руб. (сорок тысяч восемьсот шесть руб.) с каковой суммы причитается ленинградской команде "Динамо" 16 322 р. 40 коп. (шестнадцать тысяч триста двадцать два руб. 40 коп.)".

     Далее следуют подписи всех, названных выше, кроме кассирши.

     История, надо сказать, загадочная. По газетным отчетам, за игрой наблюдало 30 тысяч зрителей. Неужели истинный доход втрое уменьшили? Одно из двух: или у сильно поддавших журналистов в глазах троилось, или же смухлевали составители акта - взаиморасчеты со взаимными интересами совместили.

     Из заработанных командой денег кое-что и игрокам отстегивали.

     Конкретно о годовых доходах команд и футболистов с учетом игр товарищеских (включая "левые"), календарных, кубковых, международных судить пока не готов. Как только появится возможность, заглянем в чужой карман без зазрения совести - врожденная совковая привычка неистребима. Заодно сопоставим доходы наших ребят с иностранными профи.

     И наконец, пункт шестой, не менее животрепещущий.

БЕЛЫЕ ОДЕЖДЫ

     Роль судейской коллегии в довоенные годы огромна - проведение советских чемпионатов. Велика была и ответственность. О влиянии судейства на результат конкретной встречи и итоговое распределение мест, тем более в карликовом турнире, говорить не приходится. В оставшееся до начала первенства время московская коллегия судей, воздадим ей должное, в жесточайшем цейтноте проделала большую работу.

     На заседании коллегии столичные арбитры признали "засоренность своих рядов случайными и чуждыми элементами" и тут же на рабочем месте провели хирургическую операцию - дисквалифицировали нечистоплотных коллег.

     В преддверии чемпионата в Москве открыли школу судей, возглавляемую Рябоконем и Савостьяновым. Для повышения квалификации действующих арбитров и подготовки судейских кадров проводились семинары и методические занятия.

     В середине июля в Москве состоялось первое Всесоюзное совещание судей, где обсуждали единые принципы и методы судейства. Решили регулярно проводить слеты судей, месячные курсы, семинары, конференции, а также разработать и издать методические пособия. Перед закрытием занавеса образовали президиум Всесоюзной коллегии судей из 15 членов, представителей четырех союзных республик - РСФСР, Украины, Белоруссии и Азербайджана. Председателем президиума избрали москвича Михаила Козлова.

     Теоретическая и организационная работа судейского корпуса бурлила. О практической деятельности людей в белом и, главное, ее оценке пристально (и не беспристрастно) за их работой взирающих расскажу по ходу турнира. Сегодня ограничусь несущественными, но, как мне кажется, небезынтересными деталями.

     В середине 30-х матчи обслуживали пять арбитров: главный - в поле, линейные - за его пределами. Еще двое с небольшими красными флажками располагались на полюсах и поднятием руки, как в гандболе, сигнализировали главному о взятии ворот.

     Назвав цвет одежды судей, я не оговорился. До войны работали они, во всяком случае в погожие дни, во всем белом - белых с длинными рукавами рубашках, того же цвета длинных навыпуск парусиновых брюках и туфлях. Белый цвет символизирует чистоту помыслов и деяний. Многочисленных критиков раздражал контраст светлой формы с темными делами. Такого мнения придерживались, видимо, и одевшие судей в сороковые годы в черные, траурные тона - для гармонии. В похоронном наряде и работали несчастные вплоть до девяностых, когда под западным влиянием в страну проникла зарубежная мода - пестрый наряд. Однако, по мнению людей пристрастных, разноцветные одежки на образ мыслей и действий арбитров не повлияли.

     Специально для рубрики "Впервые". В 1936 году в Днепропетровске появился первый в нашей стране арбитр-женщина. 22-летняя Валентина Георгиевская, сдав экзамен, получила судейскую книжечку и право обслуживать матчи городского и областного масштаба.

     В заключение затрону несколько не охваченных Положением тем.

О РЕЗИНКАХ НА ТРУСАХ И ВОЗДУШНЫХ ШАРИКАХ

     В середине апреля методическое бюро Центрального научно-исследовательского института физкультуры разработало множество рекомендаций по технике, тактике игры и прочим вопросам. Методисты разработали подробный ритуал выхода на игру команд и послематчевой церемонии: "По свистку судьи первой выбегает к центру поля (цепочкой) команда гостей, затем - хозяев. Впереди - капитан с повязкой на руке, за ним - вратарь и затем вся команда по росту. Выстроившись в центральном круге, футболисты приветствуют друг друга стройным возгласом "Физкульт-привет!". После чего разыгрываются ворота и право первого удара по мячу.

     После свистка на перерыв капитаны команд собирают игроков в центральном круге и покидают поле в том же порядке.

     В перерыве рекомендуется ослабить резинки трусов, расшнуровать бутсы, снять гетры, прополоскать горло теплой водой.

     После завершения игры команды снова собираются в центре поля. Капитан благодарит судью, а футболисты - друг друга возгласом "Физкультура!" и в том же порядке покидают поле.

     Во время игры не должно быть никаких протестов. Все неясности выясняются только капитаном. Надо всегда помнить, что судья - единственный хозяин игры. Его необходимо уважать и все решения выполнять немедленно и безукоризненно.

     Капитан. Следует выбрать капитаном самого авторитетного среди игроков, который является примером для подражания в поведении. Он руководит своей командой во время игры. Выявив слабости в стане противника, подсказывает, как их использовать. Распоряжается ровным, спокойным голосом. Капитан должен поддерживать бойцовский настрой в команде. Он - главный помощник судьи. В день игры капитан приходит раньше остальных, проверяет состояние футбольного поля. За двадцать минут до начала матча дает команду одеться и с позволения судьи оформляет список команды".

     Буквально пару слов о том, как ориентировались зрители в бурном потоке происходивших на поле событий.

     Забивали в 30-е годы много, порой так много, что легко можно было сбиться со счета. На московских стадионах после забитого гола непосредственно за воротами выставляли шест, увенчанный небольшой съемной дощечкой с соответствующей цифрой. Способ простой, доступный, надежный. Чуть позже на стадионе "Динамо" соорудят башню с часами, по обеим ее сторонам в окошечках-иллюминаторах отражался счет матча.

     Иным приемом, внешне более привлекательным, романтичным, но менее эффективным, пользовались на стадионах Ленинграда, Киева, Одессы... Забитые мячи вздымали вверх прикрепленные к шестам разноцветные воздушные шарики, красные, синие или белые, в зависимости от цвета футболок играющих. При голевом изобилии шарики сбивались в кучу, и сосчитать их было сложно. Сегодня при такой методе у зрителей проблем возникнуть не может: более трех мячей в одни ворота забивают редко - примерно раз в 17 матчах.

     Весеннее первенство открыли 22 мая на берегах Невы "Локомотив" с ленинградским "Динамо". Зрители - на местах. Команды - в центре поля. Московский арбитр Александр Богданов вот-вот запустит первый в советской истории чемпионат. Делаю паузу. Как только свистнет - продолжу.

 
« Пред.   След. »