Опросы

История какой команды вам наиболее интересна?

Реклама

1936 год. Часть 6.

Продолжение пятой статьи о чемпионатах CCCР от Акселя Вартаняна

....Вообще-то по существующим тогда правилам судья в случае травмы футболистов игру не останавливал. Изувеченный сам или с помощью товарищей покидал поле, и только за его пределами не возбранялся доступ врачей к телу.

     Видимо, этот случай подтолкнул спортивно-судейский комитет ВСФК пересмотреть правила, и уже 9 июня на заседании комитета внесли уточнение: "Впредь судья на поле обязан будет останавливать игру при грубостях".

     Автор отчета в ГПО В. Сергиевич был объективен - разругал своих (особенно досталось Идзковскому), похвалил московскую атаку и Елисеева. Арбитра не заметил. Высшая для судей похвала.

     Е. Исаев ("Красный спорт") на комплименты не поскупился: восторгался арбитражем ("Прекрасно судил этот ответственный матч судья Щелчков") и командами ("Игра была корректной").

     Так оно и было, несмотря на участие в матче известного в 30-е годы "членовредителя" Константина Фомина.

     Исаев объяснил неудачу хозяев отсутствием взаимопонимания: "Команда была наспех скомплектована из отдельных хороших футболистов Харькова, Днепропетровска, Киева, Одессы".

     В этом смысле у гостей проблем не возникло. Москвичи не первый год выступали в наигранном составе. Перед началом сезона команду пополнили Евгений Елисеев, прибывший из Ленинграда, и Михаил Семичастный, сменивший красноармейскую винтовку на чекистский маузер. Новое оружие новобранец освоил быстро. В Киеве положил в цель одну пулю, а до конца скоротечного спринтерского турнира заметно обойму облегчил и с шестью меткими попаданиями стал лучшим стрелком весеннего первенства.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. КРИТИЧЕСКИЕ ДНИ

     С недельным опозданием вступил в турнир "Спартак". 29 мая ему предстояла встреча с ЦДКА. Освобожденный жребием в первом туре, "Спартак", чтобы держать себя в тонусе, провел спарринг в Горьком и победил - 3:1. Перед календарной игрой акции "Спартака" расценивались высоко. Преимущество в реальной практической силе, классе футболистов, подкреплялось убедительной статистикой предыдущих встреч - товарищеских и в московских чемпионатах: +12=3-3. Прошедший в день игры дождь шансов армейцам не оставлял - "Спартак" издавна считался самой "дождеустойчивой" командой. Болельщики вспоминали, как в весеннем первенстве Москвы 1935 года "артельщики" на мокром от дождя поле обратили Красную армию в позорное бегство - 8:0. По всей вероятности, огромное теоретическое преимущество спартаковцы сумели бы воплотить в материальное, если бы не одно весьма существенное "но".

     К всевозможным пакостям и проказам природы приучены мы давно. Необходимость в меру сил и возможностей противостоять им вынуждает повышать общеобразовательный медицинский уровень. Благодаря накопленным знаниям мы легко объясняем отклонения в поведении, самочувствии или неудачах отдельных индивидов. Тому пример - сбой барьеристки Печенкиной на недавнем мировом чемпионате легкоатлетов.

     Широта кругозора позволяет нам легко выявить причину неожиданного на дилетантский взгляд итога встречи 29 мая 1936 года на московском стадионе "Динамо". "Спартак", несмотря на благоприятные сопутствующие обстоятельства, проиграл менее мастеровитой команде. Проиграл шокирующе крупно - 0:3. "Спартаку", как и Печенкиной, не повезло со сроками. Матч выпал на неблагоприятные для него критические дни. За несколько дней до встречи мастеров состоялись матчи этих же коллективов в первенстве Москвы. Зачет шел по шести командам разных возрастных групп. Только спартаковские ветераны (их назвали тогда "старичками") получили очки на халяву - без игры. А во всех пяти вышедших на поле парах торжествовала армия!

     Случившиеся в конце мая 1936 года события на футбольных полях столицы способны расширить познания современной медицины. Оказывается, метеозависимости могут быть подвержены не только отдельные лица, но и целые коллективы.

     Особо чувствительны к атмосферным завихрениями люди с хрупким здоровьем и тонким душевым складом. "Спартак" - из их числа. Обласканный богемой, впечатлительный, подверженный резким эмоциональным перепадам, он в те критические майские дни шансов в противоборстве с прошедшими сквозь сито суровых медкомиссий крепкими, пышущими здоровьем красноармейцами, не подверженным ни снежным, ни магнитным бурям, не мог. Произошло то, что и должно было произойти на данном атмосферной фоне: Красная армия разбила противника на всех фронтах.

     Уровень знаний "невежественных, темных" людей довоенной поры не позволял им объяснить произошедший на поле катаклизм. Автор отчета в "Красном спорте" И. Юрьев лишь констатировал факт: "Команда "Спартака" находилась в состоянии глубокой и полной разлаженности, потеряла свой облик, свою физиономию, свой стиль". После чего опустился до банальных упреков из разряда тех, что приходится выслушивать нерадивым школьникам от кормильцев: "Перед началом сезона игрокам "Спартака" были предоставлены все возможности серьезной тренировки в наилучших условиях, были затрачены на это изрядные материальные средства".

     Причина провала, изложенная корреспондентом спортивной газеты, с высоты сегодняшних наших познаний о природе выглядит по меньшей мере наивной: "Поражение "Спартака"... должно заставить руководство команды подумать об изменении системы тренировки и манеры игры и о замене молодежью ряда "имен", теряющих свой былой класс. Смена у "Спартака" есть. Ее надо только выдвинуть!" - поучал Юрьев.

     Кого он имел в виду? Чтобы ответить на этот вопрос, я должен обнародовать спартаковский состав в его дебютном матче: Акимов, Ал-р Старостин, Путилин, Леута, Ан. Старостин, Михайлов, Зайцев, С. Артемьев, Степанов, Никифоров, Егоров.

     Если под "именами" разумелись люди возрастные, то намекал спецкор на братьев Старостиных и Леуту, без которых "Спартак" во второй половине 30-х представить было невозможно. Остальные - в расцвете сил, в самом соку: от 21 до 26 лет. Девять игроков из перечисленных, за исключением двух крайних, правого - Зайцева и левого - Егорова, не один год играли за "Спартак" и выиграют еще с ним первенство и Кубок, некоторые по несколько раз.

     Не станем винить журналиста в том, в чем вины его не было. Откуда мог он в те далекие годы знать о погодных аномалиях? Успокоились небеса, и все встало на свои места. В трех последующих матчах "Спартак" после небольшого косметического ремонта, практически в том же составе, разгромил попавшихся под его горячую руку с общим счетом 11:2.

     Ну а первый спартаковский блин подгорел. Самая титулованная советская команда (33 призовых места: по 12 первых и вторых, 9 третьих, не считая кубковых завоеваний) начала чемпионат с сокрушительного поражения.

     Чем интересен матч с ЦДКА с точки зрения статистика? Впервые одной из команд не удалось забить. Если кто-то не забивает, значит, кто-то не пропускает. Первый "незамоченный" вратарь - красноармеец Сергей Леонов. Первый спартаковский гол пропустил покоритель Парижа Анатолий Акимов.

     А голевые "роды" застали "Спартак" в командировке, на глазах у многочисленной киевской публики. Не думаю, что пришла она в восторг при виде попавшей в сети их любимца Николая Трусевича "рыбки", подброшенной Георгием Глазковым. "Спартак" вернулся домой со щитом - 3:1.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ. ДОСРОЧНАЯ КОРОНАЦИЯ?

     За неделю до этого, в последний весенний день, в Москве состоялся матч, который, по всеобщему мнению, должен был досрочно выявить чемпиона.

     Сильнейшими футбольными центрами считались в те годы Москва и Ленинград. Из их игроков в основном комплектовалась в 20 - 30-е годы сборная Советского Союза. Турнирный расклад сборных городов 1935 года стал еще одним тому свидетельством: Москва и Ленинград финишировали раньше остальных. Потому им выделили шесть мест из семи в весеннем первенстве. Динамовские команды двух советских столиц были лучшими в Союзе - по мнению их поклонников, естественно. Потому их очная встреча расценивалась как центральная не только в туре, но и в чемпионате, а победителя готовились короновать сразу после игры.

     Обе команды, начав с уверенных побед, ожидания поначалу оправдывали. Остальных в расчет не принимали. Даже ЦДКА, несмотря на две крупные стартовые победы. Отношение к его турнирным перспективам было таким же, как в начале нынешнего сезона у Сергея Семака к прошедшим несколько туров без проколов "Ростову" и "Черноморцу". "У них еще все впереди", - предрекал армейский капитан. Прогноз любителей в 36-м и профессионала в нынешнем оказался безошибочными. О турнирных делах ростовчан и новороссийцев вы знаете. А ЦДКА первого созыва в оставшихся четырех матчах раз сыграл вничью и трижды проиграл при разности мячей 4-16. Сдавая после двух мощных наступательных операций позицию за позицией, ЦДКА окопался на турнирном экваторе.

     И москвичи, и ленинградцы готовились к поединку со всей тщательностью. Еще в 20-х числах мая, до игры с "Локомотивом", представитель ленинградского "Динамо" передал по телефону: "Команда собирается прибыть в Москву 29 мая, чтобы успеть отдохнуть перед встречей". А предстоящую игру с "Локомотивом" расценил как "генеральную репетицию перед матчем с московским "Динамо".

     И в столице подготовка шла полным ходом. Готовились игроки, в ожидании многочисленных гостей торопливо наводила марафет радушная хозяйка - стадион "Динамо". Дней за десять до свидания одноклубников "Вечерка" радостно сообщила: "Крупнейший в СССР стадион "Динамо" (Москва, Петровский парк) в основном готов уже к сезону. Поле находится в хорошем состоянии, а трибуны готовы принять тысячи зрителей. На стадионе заново оборудован радиоузел.

     31 мая, в день матча между московским и ленинградским "Динамо", зрителей будет обслуживать несколько сот продавцов с кондитерскими изделиями, бутербродами и т.д."

ОДА БОЛЕЛЬЩИКУ

     Не подумайте, бога ради, что зрителя калачиком на стадионы заманивали. В те благословенные времена футбол был только игрой, притягательным зрелищем, а люди шли на стадион по зову сердца.

     Стадионы в советском тоталитарном государстве оставались островками свободы и демократии. Где еще (помимо санкционированных властью митингов и демонстраций) позволяли собираться в одном месте десяткам тысяч людей? Только здесь, на трибунах, придавленные в повседневной жизни страхом, контролируя каждое произнесенное слово, обретали они истинную свободу в проявлении чувств: страсти и пристрастия, любовь и неприязнь, дружеские объятия с единоверцами и перепалки с оппонентами, слезы радости и отчаяния, надежду и разочарование... Ведь это сама жизнь, пусть в миниатюре, спрессованная в полтора часа. Только здесь болельщик успевал в одном земном воплощении прожить несколько ярких, полнокровных жизней. Ради этого он часами простаивал в километровых очередях, штурмовал билетные кассы, а на пути к трибунам рисковал упасть с крыши троллейбуса, сорваться с подножки трамвая или быть раздавленным в транспортной утробе. Попадая на место, упивался игрой, не замечая огненных лучей солнца, промозглого ветра, нескончаемого ливня... Он не ограничивал себя ролью стороннего наблюдателя, был активным соучастником происходящих событий: воодушевлял, осуждал, призывал, то есть влиял на настроение и поведение действующих лиц, следовательно, на ход и исход поединка. Он незримой нитью был связан с участниками футбольного действа, составлял с ними единое целое...

     Зримые контуры возникшего на горизонте цейтнота вынуждают прервать Оду Болельщику. Предстоит обозреть, как тогда думали, центральный матч турнира в исполнении двух динамовских команд. До выхода футболистов на поле есть еще время. Чтобы занять вас, чуть подробнее расскажу в образовавшейся паузе об "островках свободы и демократии", тем более что в летописи 36-го собирался осветить эту тему.

СЕГОДНЯ - ПО ДВА РУБЛЯ, ЗАВТРА - ПО ПЯТЬ

     "Островную" тематику в тот год вниманием не обделяли. О порядках, вернее, беспорядках на стадионах писали много и часто. Огромная статья под заголовком "Некультурный стадион" вышла из-под пера Л. Никольского в ленинградской "Красной газете". Несколько штрихов воссоздадут общую картину, царившую в дни футбольных матчей на ленинградском стадионе имени Ленина: "Неуважение к зрителю дает себя знать задолго до входа на стадион. Вход устроен за полкилометра от большой магистрали - проспекта Карла Либкнехта. По булыжнику, мимо штабелей дров сюда спешат любители интересной игры, чтобы потом пройти еще полкилометра до трибуны стадиона. Есть, правда, другой вход около Тучкова моста, который сокращает дорогу во много раз, но он... в дни большого наплыва публики закрыт.

     Давка и толкотня происходят и возле трибуны... Но вот вы благополучно прошли через контроль и попали на трибуну. Вы сидите на грязной скамейке. Чистых здесь не бывает. Вам интересно узнать, кто играет, состав команд. Иногда это сообщают по радио, иногда нет...

     Во время короткого антракта юный радиотехник зажаривает какой-нибудь сверхджазистый фокстрот. Хотите кушать? Черствые булки и позавчерашние пирожки поступают не только с Петроградской стороны, но завозятся и с соседнего Васильевского острова. Купить в перерыве виноград, выпить стакан молока, скушать пару горячих сосисок - бесплодная мечта.

     В давке и толкотне вы снова попадаете на трибуну... Но вот игра закончилась. Избитого, измазанного и голодного толпа тащит вас к выходу...

     Несколько слов о милиции. Ее вполне достаточно, но порядка, увы, нет... Всю свою миссию они видят в том, чтобы не пускать..."

     Все это на одном из крупнейших в 30-е годы стадионов СССР. Что же тогда в провинции творилось? Ответ дала 20 мая, всего за три дня до открытия чемпионата, "Комсомольская правда". Итогам переклички со стадионов десятков городов (Саратова, Днепропетровска, Грозного, Казани, Куйбышева, Баку, Челябинска, Иркутска...) посвятила она всю четвертую полосу под общим заголовком "Пора навести порядок на стадионах".

     Картина беспросветная: кругом грязь, неудобства для зрителей, скудный ассортимент продуктов не первой свежести, необустроенность раздевалок, отсутствие воды (в лучшем случае - горячей) в душевых. ..

     Две зарисовки из Ростова.

     Стадион имени Ворошилова: за несколько минут до начала встречи "Локомотива" со "Спартаком" у ворот столпились сотни людей с билетами на руках. Ворота заперты.

     - Начальство не велело открывать. Обойдите кругом, может быть, другие ворота открыты, - участливо посоветовал сторож.

     Страж рекомендованных публике ворот оказался покруче - он и футболистов не пустил. Им ничего не оставалось, как перемахнуть через забор. Зрителей так и не впустили. Не исключаю, что по крайней мере способные преодолевать препятствия последовали примеру игроков.

     Стадион "Динамо". Открытие сезона со всеми приличествующими случаю атрибутами: физкультурный парад на закуску и товарищеская игра с участием ростовского "Динамо" (между прочим, будущего победителя союзного турнира по группе "В") - на обед. Зрителям позволили посмотреть парад и послушать сопровождавшую марширующие колоны громкую музыку в исполнении духового оркестра. По завершении художественной части попросили их освободить "помещение". Изгнав людей, ворота заперли. Желающим обозреть игру предложили вновь приобрести билеты по два рубля.

     - Это еще дешево, - успокаивал возмущенных зрителей секретарь областного совета "Динамо" Фитингоф. - В следующий выходной состоится календарная встреча с киевским "Локомотивом", билеты тогда будут по пяти рублей.

     Не эта ли история через много лет легла в основу известного монолога Романа Карцева?

НЕ СВИСТЕТЬ!

     Обобщая итоги всесоюзной переклички, "Комсомолка" писала: "Приходится просто удивляться, насколько наши стадионы не соответствуют облику всей страны, насколько они отстают от запросов масс трудящихся".

     Не обошел больную тему и "Красный спорт", совершивший рейды по московским стадионам. Оказалось, ничем они от провинциальных не отличались. Один только пример из множества проиллюстрированных. Стадион "Серп и молот": "Налево - куча щебня, битого кирпича, песка. Направо - маленькая избушка "буфет", куда в перерыве между таймами попасть невозможно.

     Трибуны уже заполнены, однако касса еще торгует билетами на сидячие места".

     На таком, с позволения сказать, стадионе проводил матчи всесоюзного первенства "Металлург" (в 37-м команда переберется в сильнейшую группу) с выдающимся в будущем известным тренером Борисом Аркадьевым и не менее выдающимся  футболистом Григорием Федотовым.

     Небольшой фрагмент из передовицы "Красного спорта" от 21 мая, озаглавленной "Покончить с бескультурьем на стадионах": "Свистки, крики, насмешки, брань имеют еще место... Борьбу за культурного зрителя, за культурного участника соревнования нужно связать с борьбой за культурную, умелую организацию спортивных мероприятий".

     Не трудно представить реакцию нашего современника на утопические призывы командиров давно минувшей эпохи. Спешу их успокоить: из жалкой попытки надеть на болельщика смирительную рубашку, превратить футбольного зрителя в театрального ничего не вышло. И слава богу. Футбол без эмоций (здоровых, разумеется, в разумных пределах) немыслим.

     На этом безрадостном фоне московский стадион "Динамо" (несмотря на характерные мелкие недостатки) слыл образцово-показательным. Сооруженный в 28-м стадион-красавец, безусловно, самый крупный и комфортабельный в СССР, был всеобщей гордостью. К открытию чемпионата подвергли реконструкции Восточную трибуну, усовершенствовали работу радиоузла и, главное, подготовили прекрасную зеленую поляну. Произвела она впечатление и на видавшего виды английского профессора Хилла. "По своему качеству поле стадиона "Динамо" приближается к лучшим футбольным полям Англии", - сказал он. Более лестного комплимента не придумаешь. Кстати, готовилось оно в неведомых иностранным господам климатических условиях. По убеждению иностранных специалистов, трава после освобождения от многомесячного снежного покрова и толстой корки льда не живет. Это у них не живет. Русские специалисты, в частности, динамовский полевод Архипов, применяя одному ему известные сложные комбинации из полутора десятка сортов семян и разных видов удобрений, воскрешал бездыханное поле динамовского стадиона.

     Верь после этого сегодняшним травяных дел мастерам. Брак производства объясняют они происками сурового российского климата. Так и быть, поделюсь с ними раздобытыми из архиповской кухни рецептами. Только не сейчас. Ощущаю смертельное дыхание приближающегося цейтнота. Для спасения "партии" должен успеть сделать пару-другую ходов.

ТИХИЕ ПОХОРОНЫ

     К открытию чемпионата работа на многих советских стадионах кипела. Велась реконструкция московского тезки в Тбилиси. Сданный в эксплуатацию в 35-м стадион "Динамо" не удовлетворял высоких потребностей "джигитов". В срочном порядке число посадочных мест увеличивали с 15 до 25 тысяч.

     В мае в одесском Парке культуры и отдыха имени Шевченко ввели в строй прекрасный 35-тысячник. Идя навстречу пожеланиям трудящихся, городские власти присвоили ему имя знакомого вам по Киеву Станислава Косиора, вскоре объявленного врагом этих самых трудящихся.

     Все команды группы "А" успели обзавестись к 1936 году стадионами. Все, кроме... "Спартака". Спартаковский покровитель Александр Косарев бил челом партийным товарищам. Просьба Косарева рассматривалась 1 мая 1936 года на Оргбюро ЦК ВКП(б). В разделе "Слушали" записано: "Просьба ЦК ВЛКСМ и президиума Всекопромсовета об утверждении лимита на 1936 г. спортивному обществу "Спартак" в сумме 13 255 500 руб. на строительство стадионов и физкультурных сооружений.

     Постановили: передать вопрос на рассмотрение СНК СССР".

     (РГАСПИ, фонд 17, опись 114, дело 606).

     Партия отфутболила челобитную правительству, а оно в одно касание - Моссовету (тайному поклоннику "Спартака"). Столичные власти расщедрились, подкинули вместо 13 с небольшим 16 миллионов рублей и площадь в 30 гектаров для строительства спортивного комплекса с ареной на 50 тысяч мест на территории бывшего Лазаревского... кладбища, что рядом с Марьинским рынком. Комплекс собирались запускать поэтапно, вплоть до 1939 года.

     Чем это кончилось, если учесть, что и по сей день "Спартак" не имеет своего рабочего места, догадаться нетрудно. Проект и благие помысли тихо без помпы предали земле. Благо далеко ходить не надо - тут же, на кладбище.

     Схожая судьба у начатого весной и тоже не завершенного строительства в Ленинграде, на Крестовском острове, гиганта на 100 тысяч мест (автор проекта - профессор Никольский).

     Та же участь постигла и грандиозный проект, созданный профессором Колли и Андреевским в содружестве с архитекторами Вольпензоном и Макарычевым.

     Решением и при содействии Совета народных комиссаров в Измайлове началось строительство на территории общей площадью 300 гектаров огромного спорткомплекса с футбольным стадионом на 105 тысяч мест. Правительство выделило на эти цели 56 миллионов рублей. Работы с участием более тысячи рабочих начались в том же 36-м и должны были ударными темпами завершиться к 1 марта 1938 года.

     Сначала стройкой руководил трест "Госгражданстрой". Но выделенные ему до конца года денежки (20,5 миллиона рублей) неожиданно кончились на взлете: к тому времени строительная организация успела выполнить всего 14 процентов от общего объема работ. Тогда правительственный заказ перепоручили тресту "Стадионстрой". Результат тот же. О судьбе руководителей обоих трестов мне ничего не известно. Впрочем, особо и не интересовался.

     Ситуация банальная. Деньги в нашей стране во все времена обладали редчайшей способностью внезапно исчезать задолго до выполнения возложенной на них миссии. Куда они деваются? Исчерпывающее объяснение феномена прозвучало из уст первого президента России. Отвечая на вопрос о причинах пропажи огромных сумм, выделенных на восстановление Чечни, он сказал: "А черт его знает!" Добавить к этому мне нечего.

ЕЩЕ РАЗ О ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ

     Предлагаю с так и не построенных прекрасных сооружений вернуться в уже обозначенное нами время, 31 мая 1936 года, на реально действующий московский стадион "Динамо", где более 40 тысяч зрителей приветствуют построенные в центральном круге динамовские команды и харьковского арбитра Льва Иоселевича.

     Тесно и в правительственной ложе. Здесь видные партийные, комсомольские, спортивные деятели и примкнувший к ним председатель ЦИК Украины, который неделей раньше был замечен на игре киевского и московского "Динамо". Сей факт позволяет назвать Григория Петровского, одного из руководителей октябрьской заварушки, родоначальником фанатского движения московского "Динамо".

     Ожидавшаяся с необыкновенным интересом встреча разочаровала. Обозревателей не устроило содержание игры претендентов на чемпионство. Огромный репортаж в "Красном спорте" перенасыщен критическими замечаниями. Досталось нападению обеих команд. Исключение - ленинградец Барышев и москвич Якушин. "Защита команд была сильнее нападения... Московское и ленинградское нападение показали тактическую беспомощность. В их игре не было не только системы, но даже отдельных сколько-нибудь продуманных комбинаций. Дело сводилось к попыткам прорыва. Мало и неточно били по воротам".

     Мало. Относительно чего? Вопрос не праздный. Подобной постановкой вопроса герой рекламного ролика Иван Таранов вдохновил Альберта Эйнштейна. Согласно опубликованным в том же материале статистическим данным, только в створ ворот обе команды попали 21 раз: 13 - хозяева (дважды после ударов Ильина и Семичастного мяч оказался в сетке - 2:0) и 8 - гости. Сколько мячей просвистело мимо, никто из пишущих сосчитать не смог. И этого им было мало! Относительно 30-х годов - безусловно. А применительно к нашему времени? В минувшем, 23-м туре, цвет нашего футбола, ЦСКА и "Сатурн", попали в "раму" на пару 9 раз, а всего (с промахами) общими усилиями нанесли 18 ударов по воротам. Максимальное количество попаданий в створ в туре - 11, минимальное - 5.

     Возмутило журналиста и поведение обеих команд: "Игра после этого (после первого гола. - Прим. А.В.) становится грубой... Особенно усердствуют левый полузащитник Ленинграда Вал. Федоров, защитник Киселев и москвичи Лапшин и Смирнов.

     Судья не находит нужным удалять с поля игроков даже тогда, когда покушение на целость ног противника следует одно за другим".

     Из статистических выкладок: 16 раз Иоселевич штрафовал Ленинград, 14 - Москву. Итого 30 нарушений. Этот матч отнесли к одному из самых грубых в весеннем первенстве. Для сравнения. В недавней встрече российских лидеров ЦСКА с "Сатурном" совместно заработали 55 фолов, то есть почти вдвое больше. Вот и решайте: много били (по воротам и по ногам) 31 мая на динамовском стадионе или мало?

     Анонимный автор отчета усомнился в уровне мастерства лучших советских коллективов: "Вчерашняя встреча, как и недавний проигрыш "Спартака", снова ставит вопрос о классе игры так называемых "команд мастеров". Обе команды вчера "блеснули" отсутствием высокой техники и культурности игры. Не видно, чтобы продолжительная тренировка на юге обеих команд принесла им заметную пользу".

     В тот же день играли и в Ленинграде - "Красная заря" с киевлянами (2:7). Вовсе не упомянул бы об этой встрече, не случись ЧП: первое в СССР удаление. Москвич Николай Корнеев попросил с поля своего тезку Николая Ярцева, "теневого героя" чемпионата (помните, он первый советский пенальти "смазал") за удар без мяча самого Фомина. Видимо, изрядно досаждал ему киевский костолом. Через несколько дней последовала официальная реакция начальства: Ярцева условно дисквалифицировали до конца чемпионата. Иными словами, нарушителя помиловали. В первый и далеко-далеко не в последний раз. Что касается матча лидеров, один из претендентов выпал в осадок. Но, вопреки ожиданиям, турнирная интрига на этом себя не исчерпала. Кульминация наступит месяца через полтора. Непременно до нее доберемся. Всему свое время.

 

 
« Пред.   След. »