Опросы

История какой команды вам наиболее интересна?

Реклама

1936 год. Часть 7.

Продолжение шестой статьи о чемпионатах CCCР от Акселя Вартаняна

ФУТБОЛЬНАЯ ВЕСНА. В первом, весеннем, чемпионате СССР можно обнаружить немало такого, что на нынешний "просвещенный" взгляд может показаться необычным и даже диковатым.

ТРЕНЕРСКАЯ ЦЕЛИНА

     В начале 1936 года Всесоюзный совет физкультуры обязал всех участников весеннего первенства обзавестись массажистами, врачами и... тренерами.

     Да-да, в 30-е годы тренеры работали не во всех командах. В силу разных причин тренер не считался фигурой центральной, значимой ни в комплектовании команд, ни в определении турнирной стратегии и тактики, ни в планировании тренировочного процесса, ни во многом другом. Отсутствие научно-методической литературы, изоляция от зарубежного футбола вынуждали вариться в собственном соку, до всего доходить своим умом.

     С мертвой точки тренерское дело, находившееся в эмбриональном состоянии, сдвинулось в 36-м. В "Красном спорте" появились дискуссионные материалы о роли тренера в современном спорте. Приведу несколько небольших отрывков из статьи З.Фирсова "Советский тренер": "Звание тренера у нас появилось как-то само по себе. Сделаться сейчас тренером так же легко, как просто устроиться чернорабочим на производстве. Стоит только удачно выступить на соревнованиях или выиграть какое-либо первенство - и путь к тренерской работе открыт.

     А кем утверждается квалификация тренера? Да существует ли вообще у нас такая узаконенная положением квалификация?"

     Вопрос из категории риторических. Ответа и не последовало. Далее: "Тренер в спорте - это ученая степень в науке, это - профессор! И не всякому дано быть этим "профессором".

     ВСФК СССР должен выработать положение о тренере, из которого было бы ясно, кто может быть тренером, каков его профиль, какова оплата работы, кто его должен утверждать и т.д. ..., обязан создать всесоюзные курсы по повышению квалификации тренера.

     И, наконец, нужно покончить с самовыдвижением на звание тренера. Это звание должно присуждаться после защиты своего рода диссертации".

     Мне кажется, некоторые положения, затронутые в статье, актуальны и сегодня, во всяком случае, в футболе.

     В конце марта состоялось заседание президиума футбольной секции Москвы. Ее председатель И.Бабаев рассказал журналистам о ближайших планах подготовки тренерских кадров столицы: "Два раза в месяц будет собираться совет тренеров при президиуме секции... Совет должен устранить разнобой в системах тренировки, обсудить составы сборных команд, издать пособия по тренировке. На сборах будут разбираться игры на первенство Москвы, демонстрироваться футбольные фильмы".

     Все это неплохо, надо ведь с чего-то начинать, пусть даже в пределах одного города. Но недостаточно. Без помощи далеко продвинутых в этой области западных специалистов сдвинуть воз с места нам было не под силу.

     Редчайшие прорывы советских спецов за кордон пользу приносили несомненную. Весной 36-го профессор В. Блях принял участие в международной спортивной конференции в Праге, где знакомился с состоянием спорта, в частности футбола, в Чехословакии. Он наблюдал за матчами и тренировками лучших команд - "Спарты" и "Славии". Профессора поразили непререкаемый авторитет тренера, высокая организованность и дисциплина футболистов на тренировках и в календарных играх.

     Чехословацкие тренеры составляли план занятий на неделю. Помимо футбола игроки занимались гимнастикой, легкой атлетикой, плаванием, водным поло. После тренировки - непременная реабилитация: массаж, электропроцедуры и т.д. Кроме командных каждый футболист проводил индивидуальные тренировки по составленному тренером плану.

ЗАПАД НАМ ПОМОГ

     Возвратившись в страну, Блях щедро поделился своими впечатлениями. Все же лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И вскоре с дозволения партаппарата пригласили в страну зарубежных тренеров: Антонина Фивебра из Чехословакии и Жюля Лимбека из Франции - нашего старого знакомого по матчу сборной Москвы с парижским "Рэсингом". Лимбек в середине 20-х играл центрфорварда в будапештском "Уйпеште" и венской "Аустрии". В 1930 году тренировал турецкий "Галатасарай" и вывел его в чемпионы.

     Первым в апреле появился Лимбек и начал работу на предсезонных сборах сразу с двумя украинскими командами - Днепропетровска и Запорожья. Загружал месье наших хлопцев выше крыши. Кроме футбола - гимнастика, легкая атлетика, кроссы, спортигры... График жесткий: пять дней работы до "кровавых мальчиков в глазах" - один выходной.

     Объем по тем временам огромный, не шедший ни в какое сравнение с разгрузочной программой ведущих советских клубов на Черном море и Кавказе (см. "СЭФ" от 15.08.03). "Много внимания уделяет Лимбек и тактике игры, - информировал с юга известный радиокомментатор Вадим Синявский. - Он придерживается так называемой австрийской системы - "облегченное дубль-вэ". Она отличается от английского "дубль вэ" тем, что инсайты оттягиваются назад не на 12-15 метров, а на 5 - 6 и центр полузащиты не уподобляется третьему защитнику". ("Красный спорт" от 17.04. 1936 г.)

     Лимбек проявил такт. Учитывая приверженность советских команд тактической схеме "пять в линию", он прописал облегченный курс лечения, прививая распространенную в Европе систему малыми дозами.

     В июне в Тифлисе по инициативе Лимбека впервые в СССР был организован учебный сбор тренеров. Дипломы об успешном окончании курсов получили 22 слушателя из Грузии, Армении и Азербайджана.

     Кавказский климат подошел французу, и он продлил командировку в Грузию, заключив в августе союз с прошедшими в группу "А" динамовцами Тифлиса. Из Кавказа Лимбек направился в Москву и поработал с "Локомотивом".

     Если появление Лимбека в СССР осталось почти незамеченным, то Антонина Фивебра "раскрутили" в лучшем виде.

     Об альянсе с чехом сообщили недели за три до его приезда в Москву. В телефонном разговоре с корреспондентом "Красного спорта" Фивебр коротко рассказал о себе и обрисовал радужные перспективы: "Рассчитываю хорошо познакомиться преимущественно со способной, крепкой молодежью, из которой можно будет воспитать первоклассных футболистов Европы".

     Откровенная самореклама выдает огромное желание гостя поработать в СССР, а чтобы власти не раздумали, он поклялся в верности исповедуемой в нашей стране тактической вере: "Я сторонник игры "пять в линию".

     7 мая Фивебра торжественно встретили на Белорусском вокзале. На следующий день его принял председатель ВСФК Манцев, после встречи сообщивший журналистам: "Фивебр будет преподавать в школе футбольных тренеров. Кроме этого он, возможно, будет тренировать одну из сильнейших футбольных команд".

     В тот же день иностранный гость посетил стадион "Динамо", где его приветствовал и ознакомил со своим хозяйством директор стадиона товарищ Гольдфарб. Аккурат в это время на поле тренировались динамовцы. Фивебр тут же включился в игру, давал советы, указания. А после занятий, очень довольный собой и игроками, сказал: "Прекрасный человеческий материал. С такими футболистами можно сделать очень многое".

     9 мая Фивебр дал пространное интервью "Комсомолке". На вопрос: "Какие команды вы бы хотели тренировать?" - ответил: "Не прочь поработать с молодыми футболистами 13 - 17 лет". В ходе беседы выяснилось, что Фивебр - сторонник железной дисциплины, строгого режима и аскетического образа жизни.

     Недели через две он начал работу сразу с четырьмя участниками первенства Москвы - "Сталинцем", Инфизкультом, а также молодежными командами "Динамо" и "Спартака". Ребятами остался доволен. Выделил студента Келлера, динамовца Качалина и спартаковца Жигалина.

КТО ТРЕНИРОВАЛ "СПАРТАК"?

     Уследить за "финтами" Фивебра было сложно. В начале июня он уже занимается с детской командой стадиона "Юных пионеров", а через несколько дней замечен в стане "Спартака" в Тарасовке перед календарной игрой с ленинградским "Динамо". "Красный спорт" 9 июня запечатлел момент тренировки, которой руководил Фивебр. Михаил Ромм в отчете об игре "Спартака" с ленинградцами был категоричен: "Команду "Спартак" тренирует А. Фивебр".

     Возможно, фото в спортивной газете и утверждение ведущего журналиста и позволили авторам нескольких справочных изданий назвать Фивебра тренером "Спартака" в весеннем первенстве 1936 года. Я и сам лет десять тому назад клюнул на эту наживку ("Футбол" № 4, 1994 г.). Позже при более основательной работе с периодикой тех лет усомнился в достоверности этой версии.

     Похожая фотография появилась 12 июня и на страницах "Комсомолки". Но в отличие от спортивной газеты она поместила большой материал, фактически опровергающий, казалось бы, очевидный факт.

     За пару дней до матча спецкор "Комсомольской правды" с Андреем Старостиным подъехали к стадиону "Юных пионеров" и, дождавшись, когда Фивебр закончит тренировку с группой молодых футболистов, пригласили его в Тарасовку. По прибытии пан Антонин спросил у Андрея Петровича: "Когда ближайшая игра?" Получив ответ, заявил: "Сегодня побольше гимнастики и немного тренировки с мячом".

     Некоторые гимнастические упражнения вызвали у футболистов серьезные проблемы. Справившись кое-как с непривычным заданием, спартаковцы по сигналу тренера приступили к игре: сначала в одни ворота, затем в двое. Неугомонный Фивебр то и дело выбегал на поле, вмешивался в игру, указывал на ошибки. Когда Степанов вышел на вратаря и метров с 15 что есть силы пульнул в небеса, Фивебр тут же поставил диагноз: отсутствие концентрации, спешка, растерянность, технически неправильно выполненный удар. Затем, обратившись к команде, дал совет:

     - Бейте по воротам как можно чаще, при первой возможности. Используйте любую позицию.

     Завершились занятия длинной серией 11-метровых. От волнения игроки не могли попасть в цель. Не говоря ни слова, Фивебр преподал наглядный урок: поставил мяч на "точку" и четко послал его в уголок впритирку со штангой.

     Содержание репортажа и отдельные детали (в частности, вопрос: "Когда ближайшая игра?") лично у меня сомнений не оставили: нет оснований считать Фивебра тренером "Спартака" в весеннем розыгрыше. То была лишь одноразовая акция - показательная тренировка.

     В подтверждение сошлюсь на информацию "Красного спорта". Примерно неделю спустя после посещения Тарасовки Фивебр приступил к тренировке трех только что созданных образцовых юношеских команд численностью 40 человек.

     В дальнейшем чехословацкого тренера ненадолго приютили в Ленинграде, после чего он вновь возвратился в столицу - в "Сталинец".

     За короткий срок иностранцы успели набраться впечатлений: Лимбек в основном на южном направлении (Украина - Грузия), Фивебр - на северо-западном. Так что еще до появления в нашем футболе блуждающего форварда довольно успешно стала осваиваться роль блуждающего тренера. Насколько основательно освоили ее с годами, мы знаем. Исключения (Романцев, Семин) укоренившееся правило подтверждают.

     Завершая тренерскую тематику, назову наставников команд группы "А" в первом союзном чемпионате: Константин Квашнин ("Динамо" Москва), Михаил Товаровский ("Динамо" Киев), Павел Халкиопов (ЦДКА), Павел Батырев в содружестве с Михаилом Бутусовым ("Динамо" Ленинград), Михаил Окунь ("Красная заря").

     Вопреки распоряжению ВСФК "Локомотив" штатной тренерской единицы не предусмотрел, а обошелся, видимо, с целью экономии средств внутренними ресурсами: должность тренера исполнял по совместительству полузащитник Алексей Столяров.

     Ну а кто же все-таки тренировал "Спартак"? К сезону, как мы писали, готовил его Михаил Козлов. В осеннем первенстве он вновь возглавил команду. В промежутке следов его деятельности в "Спартаке" не обнаружено. Видимо, руководил командой тренерский совет, возглавляемый Николаем Старостиным. Роль совета в "Спартаке" в довоенные годы была огромна, даже при наличии штатных тренеров. Круг его деятельности включал комплектование команды, определение состава на игру и многое другое.

     Но пора и на футбольные поля вернуться.

УРОК МАЭСТРО

     В середине июня, за два шага до финиша, когда турнирная температура приближалась к точке кипения, организаторы выключили "чайник", охладили пары, предложив участникам немного расслабиться, успокоить нервы на турнире восьми городов. Возник он не вдруг, не спонтанно. В футбольном разделе составленного еще осенью 1935 года спортивного календаря турнир сборных ведущих футбольных центров занимал особое место. Возникший весной 36-го чемпионат клубных команд не вступил в конфликт с заранее намеченными планами физкультурного руководства, и в составленном в середине мая календаре союзного первенства для матчевой встречи сборных восьми городов оставили большое двустворчатое окно.

     Формула турнира нехитра: две группы (в Ленинграде и Горьком) по четыре участника в каждой. Встречались они друг с другом по разу. Победители выходили в финал, намеченный на 18 июля в Москве.

     В Горьком на полюсах оказались Москва (все победы без единого пропущенного мяча) и Баку (три поражения и ни единого забитого мяча). За второе место пободались Харьков с Горьким. Победа досталась гостям - 3:2.

     В Ленинграде (помимо хозяев в группу включили Киев, Ростов и Тифлис) вопреки ожиданиям борьбы не получилось. Не желая отвлекаться от поставленной задачи выхода в сильнейшую группу, от турнира отважно отказались грузины. Рисковали сильно: такими делами шутить не стоило. Неявка на игру, даже товарищескую, грозила большими неприятностями - что же говорить об отказе от санкционированного властями турнира! При желании легко было получить обвинение в противопоставлении личных интересов государственным. Но, судя по всему, желания такого вверху не возникло. Пронесло.

     В итоге разыграли турнир "на троих". Фавориты легко разобрались с ростовскими ребятами, закатив им по три "оплеухи". Ростов ответил одной, да и то с пенальти. Надежды хозяев на победу в решающей игре с украинцами уже к 10-й минуте стали призрачными - 0:2. Интерес к зрелищу через несколько минут вернул центрфорвард Ленинграда легендарный Михаил Бутусов. Точно пробив с 11 метров, он сократил отставание до минимума. Ближе к перерыву арбитр подыграл хозяевам и назначил в сторону Киева еще один пенальти, хотя нарушение было на подступах к штрафной. На это обратил внимание судьи Константин Щегоцкий. Без результата. Призванный им в качестве свидетеля Бутусов слова Щегоцкого подтвердил. Судья неумолим. Тогда "Бутусов, пожав плечами, разбежался и демонстративно послал мяч в сторону от ворот", - рассказывал Щегоцкий об этом эпизоде в книге "В игре и вне игры".

     Благородство, проявленное Мастером в игре за первое место, да еще при шатком счете, - высшей пробы. Нереализованный, пусть из добрых побуждений, пенальти психологически надломил ленинградцев - 1:5.

     Назначенный на 18 июля финал Москва - Киев не состоялся: оказался он в длинном ряду отмененных Всесоюзным комитетом физкультуры спортивных соревнований.

ЦК СДВИГАЕТ КАЛЕНДАРЬ

     По завершении групповых турниров москвичи (в сборную входили в основном игроки "Динамо" и "Спартака") и ленинградцы переоделись в клубную форму. Недавние соратники превратились в непримиримых соперников: "Динамо и "Спартаку" в очной встрече предстояло определить чемпиона, а ленинградцам в заочной - побороться за предпоследнее место, дабы продлить пребывание в группе "А".

     Турнирная ситуация перед двумя заключительными турами была такова: "Динамо" (Москва) - 12 очков, "Спартак" - 10, ЦДКА - 9, киевляне - 8, "Локомотив" - 6. Столько же очков, но после пяти игр, имели ленинградцы.

     По календарю 6 июля встречались "Динамо" и "Спартак". Победа динамовцев делала их недосягаемыми, в случае выигрыша "Спартака" вопрос о чемпионстве мог решиться в дополнительной встрече. Матч в назначенный срок не состоялся, его перенесли на 11 июля. Это была первая отложенная в союзных чемпионатах встреча, в связи с чем матчи "Динамо" и "Спартака", намеченные на 11 и 12 июля, тоже отодвинулись на несколько дней. Таким образом, в первом всесоюзном турнире перенесли три игры из 21 - всего 14,3 процента. Лиха беда начало. Этот жалкий, ничтожный показатель футбольные стахановцы в скором времени поднимут на недосягаемую высоту.

     В данном случае вины составителей календаря не было. Ответственность за нарушение графика взяла на себя партия. Дата встречи лидеров, 6 июля, совпала с Днем физкультурника. Пользуясь случаем, великий вождь решил ознаменовать этот день грандиозным парадом для демонстрации силы, мужества, красоты и здоровья народа в процветающей, счастливой и свободной стране. Красная площадь в этот день, по словам Николая Старостина, стала местом схватки "Динамо" и "Спартака". Эту идею он озвучил в книге "Футбол сквозь годы": "Великое противостояние "Спартака" и "Динамо" началось, пожалуй, в 1936 году. И не на спортивных аренах, а на Красной площади, в самом центре столицы".

     Первыми показательную программу исполнили динамовцы, самый многочисленный отряд (свыше восьми тысяч) из 75 тысяч физкультурников, представших пред светлы сталинские очи. Они наглядно продемонстрировали известное изречение пролетарского писателя: "Динамо" - сила в движении". Чеканя шаг, не останавливаясь, бело-голубые показали Сталину и его свите сложные упражнения гимнастов, барьерный бег, выступления гиревиков, матчи волейболистов и баскетболистов... Колонна боксеров несла на своих плечах 28 рингов, на них остервенело колошматили друг друга кулачные бойцы. Фигуристы на передвижных катках, устроенных на двух грузовиках, проделывали замысловатые пируэты.

     Бывшие уголовники, перевоспитанные в трудовой коммуне имени наркома НКВД Генриха Ягоды, "возвращенные к трудовой жизни мудрой политикой партии, прошли по площади с лозунгом: "Спасибо товарищу Сталину за возвращенную жизнь", - писали газеты.

     Специально к параду поэт М. Голодный и композитор Е.Петункина создали "марш-песню" "Динамо". Для общего представления приведу одно четверостишие из четырех написанных и припев:

     Мы на славу Родине любимой

     Будем, жить и крепнуть с каждым днем,

     Сталина - вождя народа имя

     Впереди, как знамя, мы несем.

     Так шагайте ж весело и прямо,

     Мы здоровой юностью полны.

     Выше знамя, общество "Динамо",

     Сыновья и дочери Страны.

ПЕРВЫЙ ДОГОВОРНЯК

     Что мог противопоставить "Спартак" столь впечатляющему выступлению, к тому же в сопровождении идеологически безупречного музыкально-поэтического произведения? Футбольный матч на Красной площади! Подробности - в мемуарах непосредственных участников.

     Николай Старостин: "Речь шла больше, чем просто о футболе. Всенародно любимая игра впервые должна была предстать перед взором Сталина. Гора шла к Магомету...

     Самое сложное заключалось в том, чтобы закрыть чем-то брусчатку. После долгих споров было решено сшить огромный, в девять тысяч квадратных метров, ковер и превратить его в стадион с футбольным полем, беговыми дорожками и легкоатлетическими секторами.

     Началась ковровая эпопея.

     По ночам, когда на площади прекращалось движение, сотни три спартаковских спортсменов, от самых юных до самых знаменитых, брали в руки сапожные иглы, метров по десять прочного шпагата и, ползая на коленях, сшивали одну войлочную пластину с другой. По требованию ОРУДа мы обязаны были к утру скатывать ковер, чтобы он не мешал дневному проезду автомобилей. Медленно, трудно, но дело шло...

     Несмотря на все трудности, мы успели в срок". ("Футбол сквозь годы".)

     Свое искусство Магомету после выступлений спартаковских легкоатлетов продемонстрировали футболисты. Основной состав играл с дублерами. Рассказ об этой игре Андрея Старостина из книги "Повесть о футболе": "Чтобы раскрыть всю красоту футбола - финты, дриблинг, удары по воротам, разнообразными способами забитые голы, - мы договорились сыграть показательный матч. Разработали сценарий, по которому установили, кто и когда забивает голы, чтобы в этот момент создать атакующему исполнителю, как говорится, попутный ветер...

     По прошествии 15 минут последовало указание игру продолжать. А сценарий-то был сыгран до конца! Пришлось мне, как капитану основной команды, режиссуру взять на себя. Предполагая, что еще придется играть 15 минут, я, бегая по полю, называл забивающих и подавал сигнал: "Володя, пошел!", и Степанов устремлялся в прорыв, закладывая такой футбольный слалом, что на трибунах раздавался гул одобрения. А заключительный аккорд - пушечный удар в верхний угол, эффектный бросок вратаря Ивана Рыжова, мяч в сетке ворот - вызвал бурные аплодисменты".

Место

Матчи в Горьком

1

2

3

4

В

Н

П

О

Мячи

1

МОСКВА

 

2:0

4:0

2:0

3

0

0

9

0:0

2

ХАРЬКОВ

0:2

 

3:2

1:0

2

0

1

7

4:4

3

ГОРЬКИЙ

0:4

2:3

 

3:0

1

0

2

5

5:7

4

БАКУ

0:2

0:1

0:3

 

0

0

3

3

0:6

 

Место

Матчи в Ленингр аде

1

2

3

В

Н

П

О

Мячи

1

КИЕВ

 

5:1

3:1

2

0

0

6

8:2

2

ЛЕНИНГРАД

1:5

 

3:0

1

0

1

4

4:5

3

РОСТОВ-НА-ДОНУ

1:3

0:3

 

0

0

2

2

1:6

 

     В сезоне 1936 года за победу начислялось 3 очка, ничью - 2, поражение - 1 очко.

 
« Пред.   След. »